№ 154


NO ПУТИН - NO PROBLEM

Слово вождя

"Пора очистить себя..."

Руководство партии занимается в настоящее время претворением в жизнь решений III Всероссийского съезда НБП. Я лично отсутствовал в Москве август и сентябрь и буду продолжать отсутствовать. Мои функции пока меня нет в Москве, выполняет и будет выполнять руководитель Московского отделения партии. При "претворении в жизнь" решений III съезда мы столкнулись с неисчислимыми трудностями. Основное это: отсутствие финансирования и организационные проблемы. И всё же мы перебарываем трудности. Решения III съезда будут выполнены. К сожалению, большего по данной теме я сказать не могу, из опасения предупредить наших противников в России и в республиках СНГ. За мной и без этого следуют (куда бы я ни прибыл) автомобили наружного наблюдения спецслужб, а специальная инструкция спецслужбы одного из сопредельных государств предписывает "задерживать и проверять молодых людей" на предмет их принадлежности к "лимоновцам". Теперь о работе партии в целом. Вынужден заявить: руководство партии и я лично не очень довольны состоянием дел в региональных отделениях НБП. Некоторые отделения заглохли, акции не организовываются, или если происходят, то поверхностные, лишь бы доложить, что провели. Некоторые другие отделения остались в своих методах на уровне 1998 года, то есть всё, что они делают - это ходят на юбилейные митинги и разрисовывают изредка стены города графитти. Такая тактика существования партии является сегодня пассивной. Она хороша для только что зародившегося отделения, для ветеранов же партии подобное поведение просто постыдно. Ведь уже 30 января 1999 года НБП вступила в прямую конфронтацию с противниками на съезде ДВР, а позднее была совершена героическая севастопольская акция и другие акции, балансирующие на грани закона. Следует идти по этому пути прямого столкновения с противником. Понятно, что это куда более рискованная тактика, но она в 1999 и 2000 годах конкретно принесла партии политический капитал и приязнь народа. Сегодня создаётся впечатление, что лидеры некоторых региональных организаций устали. Возможно кое-кто трусит. В этом случае личный состав региональных отделений НБП должен поправить своих лидеров или заменить на более энергичных. Мы не можем допустить такого положения вещей, чтобы в то время как лучшие люди партии лезут в огонь, оставшиеся бы спали. Я предлагаю всем региональным отделениям провести специальные собрания и проанализировать свою работу. Повторяю, многими из вас я недоволен. Несмотря на то, что мы, НБП, добились больших успехов. Утешаться тем, что мы стали самой крупной радикальной организацией России можно, но не нужно. РНЕ разлетелась вдребезги именно по причине своей политической пассивности. О том, что Таганский суд опять стал на сторону Минюста, и партию вновь не зарегистрировали, вы знаете. Наше "правосудие" отвратительно, оно есть беззаконие. Нужно оставить наконец все иллюзии относительно цивилизованного метода проникновения во власть путём местных выборов. Те немногие нацболы, которые оказывались избранными в ЗК и Горсоветы никак не повлияли ни на какую, даже местную политику. Потому нечего тратить время на эту мушиную возню на клейкой бумаге. Тот, кто вошёл во власть, даже местную, даже районную, обречён прилипнуть. А то, что ему дают пожужжать - это короткое удовольствие. НБП должна помнить: победа даётся ценой неимоверных усилий и жертв. Ожидать, что она даётся легко, после криков на демонстрациях и росписи стен, - детская иллюзия. Сегодня беспощадно ясно: все поколения оппозиции про..али страну, все эти рассуждающие о "жидах" глупые шизофреники, все молодые "р-р-революционеры"-карьеристы, все дедушки генералы, все литераторы из СП с глазами водолазов, все бородатые почвенники, ново и старо-обрядцы, новые левые и правые, всё провалили. Остались только мы, только мы способны. У нас нет предрассудков, Однако мы должны стать железными людьми, потому пора подвинуться тем, кто недостаточно энергичен, кто трусит, кто износился, кто устал. Пересмотрите свои ряды. Но не перегибайте палку. Ложных наветов мы недопустим. Людей, в которых мы верим, всегда защитим. Партия национал-большевиков должна помнить о своей ответственности перед Россией. Мы должны стать чище. Пора очистить себя.

Эдуард Лимонов


 

Об РНЕ

С чувством горечи узнали мы о дальнейшем развале в рядах наших собратьев-радикалов. Надеемся, что отлучение политически неповоротливого и полного предрассудков Баркашова от руководства РНЕ поможет организации выжить. Однако верно и то, что лидеры на дороге не валяются, формируются длительное время и заменить Баркашова лишь бы кем - работать это может и не будет. Лидер должен обладать магической силой, а вряд ли в РНЕ есть такой. С нашей стороны можем повторить наш вечный призыв к сотрудничеству с региональными организациями РНЕ. И повторяем: мы готовы к сотрудничеству с остатками РНЕ. А если кто из ребят РНЕ чувствует желание влиться в нашу организацию, в НБП - мы примем. Приходите. Борьбу мы вам гарантируем.

Партсовет НБП


Вспомним

 

Не в наших правилах перепечатывать наши же прежние материалы. Но сегодня мы этому правилу изменим. 20 октября исполняется 30 лет со дня основания Красных Бригад, тогда - в октябре 1970 г. - об этом было заявлено на страницах газеты итальянских радикалов "Sinistra proletaria"... Тогда у них ещё ничего не было, ни опыта, ни оружия, ни громких дел. Чуть больше двух лет назад в "Лимонке" появилась эта статья - "С чего они начинали". Тогда у нас ничего ещё не было. Не седели наши товарищи в Бутырках, Крестах, Симферопольском централе... Прошло два года. Многого у нас нет и сейчас. Но все с чего-то начинают.

С чего они начинали

Нас постоянно спрашивают "Что делать? Неужели только участвовать в выборах и писать в "Лимонку"?". Итальянские ребята, позднее ушедшие в Красные Бригады, какое-то время дискутировали революционное насилие на страницах таких изданий, как "Lotta Sociale" ("Социальная борьба") до 1969 г. В 1970 году стал выходить журнал "Sinistra proletaria" ("Пролетариат в опасности"). Именно на страницах "Sinistra proletaria" впервые появилось добавленное к серпу и молоту символическое ружье, как доказательство серьезности их намерений начать войну против классового врага. В октябре 1970 года "Sinistra proletaria" объявила о создании "Красных Бригад". Последний выпуск вышел в феврале 1971 года. Акции начались не сразу. 17 сентября 1970 г. Красные Бригады сожгли автомобиль чиновника фирмы "Сит-Сименс". Еще автомобили были сожжены в ноябре и декабре, но только 25 января 1971 года Красные Бригады получили национальную известность, взорвав три грузовика в Лаинате. 3 марта 1971 года Красные Бригады совершили первое похищение, захватив Идальго Маччиарини, видного чиновника "Сит-Сименс". После короткого допроса они выпустили его, с лозунгом вокруг шеи "Ударь одного, чтобы научить сотню". Затем ничего не было слышно о них до самого ноября 1972 года, когда они совершили серию ограблений дабы пополнить свою кассу. 17 декабря 1972 года КБ сожгли шесть автомобилей. 12 февраля 1973 года похитили Бруно Лабата, профсоюзного босса, которого нашли через четыре часа прикованным к воротам фирмы "Фиат Мирафтори". В 1973 году они выкрали еще двух боссов. Наконец 18 апреля 1974 года КБ выкрали судью Марио Сосси в Генуе. С 19 апреля по 23 мая КБ были на первых страницах всех газет Италии. 23 мая КБ выпустили Сосси в обмен на восьмерых политзаключенных. Итальянское правительство обмануло их. 9 сентября 1974 года лидер КБ Ренато Курчио был арестован. При аресте миланских красных бригадистов, они убили офицера карабинеров Феличе Маритано. 18 февраля 1975 года жена Курчио, Мара Кагуль, вошла в тюрьму Казале Монферрато вооруженная автоматом, скрыв его под пальто, и в сопровождении еще трех КБ освободила Курчио. 15 мая КБ впервые расстреляли в колени адвоката Массимо Де Каэролис. Впоследствии стрельба в колени стала излюбленным методом наказания КБ. Потом были еще долгие годы подвигов из которых похищение и убийство бывшего премьера Альдо Моро было самым сенсационным. Мы писали о нем в "Лимонке" №12. А как начинали Рафовцы в Германии? Во время демонстрации протеста в Берлине против приезда иранского шаха в Германию, полицейский убил выстрелом в спину студента—теолога Бено Онезорга. Андреас Баадер предложил отомстить за него. Поджечь в знак мести и солидарности с третьим миром какой-нибудь символ системы потребления. Четверо: Баадер, Гудрун Энслин, Торвальд Пролль и Хорст Зонлейн поехали во Франкфурт—на Майне и подожгли там крупнейший универмаг. Их быстро повязали, поскольку кто-то похвалился своей девушке, а девушка еще кому-то. Некоторое время они сидели в тюрьме, потом их выпустили под залог. Когда нужно было возвращаться на суд, Гудрун с Андреасом не вернулись, и вдвоем ушли в подполье. В апреле 1970 года патруль во время случайной проверки документов арестовал Баадера. Уже 14 мая ему устроили побег. Затем были громкие дела. Такие, как убийство председателя Верховного суда Западного Берлина Гюнтера фон Дренкмана в 1974 году. Хозяин открыл на звонок. На пороге стояли две юные красавицы. Одна протянула ему букет цветов, другая достала автомат и изрешетила тело судьи. Позднее в 1976 году в тюрьме казнили - повесили Ульрику Майнхоф. Затем в 1977 году убиты в тюрьме Баадер, Энслин и Распе. Герои. Но вот начинали, как видите, все они чуть ли не со спичек. А когда у нас говорят что мол нет того, сего, то можно выругаться и сказать "плохому танцору яйца мешают". Используйте опыт итальянских и немецких товарищей.

Полковник Иван Черный
"Лимонка", № 92, май 1998 г.

Упоминавшаяся статья в "Лимонке" № 12 за апрель 1995 г. (как давно!), рассказывающая о похищении и казни Красными Бригадами итальянского премьера Альдо Моро, кстати, единственная до этого, за всю шестилетнюю историю газеты, перепечатывалась в "Лимонке". Статья написана под псевдонимом "Полковник Иван Чёрный" (раскрав тайну, сообщаем, что это коллективный псевдоним - чаще всего использовался Э. Лимоновым) и заканчивается словами: "Да пребудет его смерть постоянным кошмаром в снах наших отечественных Моро: Горбачёва, Гайдара, Ельцина, Черномырдина, и каких ещё нам предстоит..."


Интервью в ЛИМОНКЕ

 

Егор Летов. Арест в Латвии

28 сентября в Риге должен был выступить лидер группы "Гражданская Оборона" Егор Летов. Напомним, что последний раз "ГО" играла в Прибалтике в 1990 году, знаменитый "Последний концерт в Таллине". В столицу Латвии съехались поклонники "ГО" из Эстонии и Литвы. Но до Риги Летов так и не доехал. Его срочно депортировали из республики, как лицо, угрожающее национальной безопасности Латвии. Мы встретились с Егором и его директором Сергеем Попковым в Москве.

- В Москве в посольстве Латвии вам без проблем дали визы? Никаких вопросов у них не возникло?
Сергей: Они потребовали дополнительно заполнить некие бланки, что-то вроде заявления на имя консула с детальным указанием к кому мы едем с адресами и прочим. Ещё были смешные вопросы: "Как выглядят люди, нас приглашающие? Какого они возраста?"
- Приглашение было от частного лица?
Сергей: Да.
- Об НБП, Национал-большевистской партии ничего не говорилось?
Сергей: Нет.
- Дальше вы сели в поезд и доехали до границы...
Егор: Да, доехали до границы. Где-то в шесть утра пришли ихние погранцы. Проверили паспорта...
Сергей: Более того, поставили отметку о прохождении паспортного контроля...
Егор: Да, поставили отметку, что всё в порядке, и мы легли дальше спать. Через какое-то время они уверенно заходят в наше купе и безапелляционным тоном спрашивают: "Кто из вас Игорь Летов? С вещами на выход!". У нас отобрали паспорта и билеты. И под конвоем отправили в каптёрку. Это переделанный железнодорожный вагон без колёс. К нему примыкает маленький дворик, огороженный решёткой.
Сергей: Сначала мы сидели вместе. Мы сразу задали вопрос: "А в чём проблемы?". Они говорят: "У вас проблема с визой, остальное вам сообщат потом". Затем меня оттуда убрали.
Егор: Причём совершенно конкретно сказали: "Выйдете вон отсюда". Я говорю: "А я как же? Это мой директор." - "Ничего не знаем, начальство разберётся". После чего устраивается конкретный обыск, причём дважды.
- То есть личный досмотр, руки на стену?..
Егор: Нет, руки не на стену, но полностью вывернуть все карманы, сумки все вытряхиваются, перетряхиваются. Сразу же отбираются у меня лекарства. Я всегда с собой вожу определённый запас на всякий случай (сердечные и т.д.). Говорится такая фраза: "На территории Латвии эти лекарства запрещены, не действительны и провозу не подлежат" - "А если у меня сердце заболит?" - "Ну посмотрим, если вам совсем станет плохо, вы подойдёте, попросите нас, и, возможно, мы вам что-то дадим". Также в моей аптечке был ноотропил (это порошок в капсулах). Его долго изучали на предмет наркосодержания. А книжка Николая Бенедиктова "Русские святыни. Очерки русской аксиологии", которую я читал в поезде, была подвергнута тщательнейшему просмотру на предмет содержания в ней идей русского фашизма и национализма. Тут они начали что-то бормотать по-своему. Между собой они говорили только на своём языке, но часто встречалось выражение "русский фашисмус". "Лимонка" сразу вызвала у них определённую панику. Её рассматривали со всех сторон, особенно материал "Учись метать гранату". Но сначала её не отобрали. Затем был допрос: "Цель визита? Кто вы такой? Почему вы так выглядите? Почему в военной куртке?..." Ну такая куча вопросов. Потом пришёл какой-то начальник. Я спрашиваю: "А почему нас, собственно, задержали?" - "Узнаете в своё врем. Задержанный, пройдите на своё место!". Я говорю: "А если мне надо по нужде сходить?" - "Под конвоем". Я решил проверить, что это такое. Привели меня в сортир под конвоем. И этот конвоир стоял там натурально как в песне Лукича: "Возле сортира латышский стрелок /.../ зорко глядит, чтоб не убёг"... Затем был второй обыск. Зашёл охранник и сказал: "Лимонку" на стол!". Она была забрана с концом. Просто изъята, реквизирована. Ещё у них особое беспокойство и озабоченность вызывал тюнер для настройки гитары. Они стали смотреть, как устроена батарейка. Они подумали, что это взрывной механизм и очень хотелось им его отобрать. Это всё продолжалось часами. Несколько часов держали в камере, не давали никуда выйти. Думаю, надо выйти с Сергеем поговорить, и обращаюсь к охране: "Паспорт у вас, вещи мои у вас, выпустите меня погулять. Куда я побегу?". - "Не положено, вы задержанный. Погулять можно только в нашем дворе". Там такой маленький дворик огороженный решёткой. Вышел. Сергей ходит рядом с вокзалом. Меня увидел, подошёл к решётке. Тут высовывается женщина, вида ну совершенно как в фильмах про эсэсовцев, то есть натурально такая фашистская физиономия. Она как заорёт: "Задержанному запрещено общаться, разговаривать, отойдите на сколько-то там метров." Всё это время я пытался выяснить, за что меня задержали. Мне отвечали: "Это распоряжение сверху. Вы узнаете в своё время".
- Сергей, а ты что делал в это время? Пытался ли ты с кем-то связаться? Сообщить о сложившейся ситуации?
Сергей: Учти, что всё это началось ранним утром. Денег у нас местных не было вообще. Но около семи часов мне удалось совершить звонок в Ригу, я нашёл человека с сотовым, и он дал позвонить. Организаторы концерта моментально начали бурную деятельность: связались с депутатами сейма, дали информацию в газеты и на радио. Егор сразу почувствовал изменения.
Егор: Начались звонки, поднялся страшный рёв... Они стали что-то орать на местном языке и постоянно повторялась фраза, которую почему-то говорили по-русски: "Лидеры Национал-большевистской партии... билет четыре..." Остальное всё по-местному. "Национал-большевизмус... Национал-большевизмус... лидеры национал-большевизмус..." Через какое-то время пришла бумажка, которая выглядела как факс. На официальном бланке из полиции безопасности Латвии. Пришёл толмач. Что там на самом деле было написано, я не могу сказать. Текст со слов переводчика примерно такой: "Игорю Летову и Сергею Летову запрещён въезд на территорию республики до 2099 года..."
- Они думают, что вы будете жить вечно?
Егор: То есть сто лет одиночества предстоит нам. "...в связи с подрывной деятельностью оных, угрожающей национальной безопасности Латвии. В связи с возможной попыткой проникновения на территорию республики, строжайше предписывается их задержать". Тут я понял, что дело серьёзное, так как там было сказано именно задержать, а не просто депортировать. То есть получается, что я конкретно арестован. Я спрашиваю: "А мне можно получить копию этого документа?" - "Да, конечно, вы его получите в своё время". Разумеется ничего не получаю. Этот человек уходит и с концом. После чего происходит пересмена. Вновь появившийся начальник тут же полностью переводит все стрелки на предыдущего: "А я вообще ничего не знаю. Мне сказано вас задержать. Вот вы и задержаны." - "Сколько мне тут находится?" - "Вот сколько скажут власти, столько и будете находится. Вам может быть предъявлено обвинение и т.д." Тут я понял, что может быть всё что угодно. Могут патрон подложить или дежурный пакетик с героином, припаять сопротивление властям и т.д. Стал я выяснять, что мне дальше делать, прощупывать ситуацию методом тыка. Спрашиваю: "А как мне в магазин сходить? Я есть хочу, пить хочу". Долго они совещались на местном, потом под конвоем меня отправили в магазин.
- А сами тебя кормить они не собирались?
Егор: Нет. Они спросили: "Деньги есть у вас?" - "Рубли есть" - "Рубли нам не нужны. Это не деньги, это говно. Доллары есть?" - "Есть". Они отвели меня в банк.
- Ну это просто анекдот! Они под конвоем водили тебя в банк менять деньги, потом в магазин покупать еду...
Сергей: Да, я со стороны наблюдал. Это забавно смотрелось.
Егор: Идёт конвой, меня ведут, только вот не в наручниках. Заходим в банк, потом в магазин, сначала в один, в другой.
- А в очереди вы не стояли?
Егор: Ну охранник подходил и говорил на местном что-то, наверное, что это арестованный, ему надо купить поесть. Очередь сразу отодвигалась, мне всё выдавалось. По возвращении обратно, выясняется, что я задержан на неопределённое время, может быть на день, может на два, три и т.д., обвинение опять же непонятно какое. Подрывная деятельность и всё.
Сергей: Я уже купил местную телефонную карту...
- А там город какой-то?
Сергей: Зилупе.
- Достойное название.
Сергей: Да уж. Позвонил организаторам на сотовый. Они говорят: "Мы в пути. С нами депутат сейма Юрий Соколовский. Будем через час-полтора".
Егор: В это время мне сообщают: "Мы вас депортируем. Вы нарушили закон, вы такой негодяй и поэтому вас депортируем" - "Каким образом?" - "Ночью. У нас есть специальный вагон, где вы поедете под конвоем до границы с Россией" - "А как же дальше добираться?" - "Дальше сами как хотите". Причём сказано было с достаточно большой ненавистью на каком-то сленге, по-видимому, по их понятиям с юмором: "Перевезём вас за чёрную речку..." - "Что это такое?" - "В ваши Советы. А там как хотите". Но после какого-то телефонного разговора, они резко изменили свои планы. Приходит начальник и говорит: "Мы решили вас больше не мучить (буквально так и сказал). Поэтому мы вас этапируем немедленно на частной машине. (То есть это личная машина кого-то из погранцов.) И довезём вас до границы" - "А как же Сергей?". - "А он пусть мотает куда хочет. Если он такой турист, может ехать в Ригу, если хочет, пускай добирается своим ходом".
- Спеть вместо тебя.
Егор: Ну да. Но я стал настаивать, чтобы его нашли. Меня тем временем посадили в машину и из неё никуда не выпускали.
Сергей: Я вижу такое дело, спрашиваю: "А куда его повезли?" - "Всё, депортация." - "Мы никуда не поедем. Сейчас сюда приедет депутат сейма и мы с вами поговорим по-другому". - "А ничего у тебя не выйдет. Можешь оставаться и ждать своих депутатов, а у нас есть приказ сверху, который не обсуждается, и который мы нарушать не собираемся. Либо садишься, либо мы повезли его одного". Ну мне ничего не оставалось, как сесть в машину. Я говорю: "Так давайте, я хоть позвоню людям, предупрежу их". - "Звонить будете с русской границы. Оттуда звоните сколько угодно". Мы сели, они довезли нас до латышского пограничного контроля. Потом остановили какой-то проходящий микроавтобус, наши паспорта были отданы водителю этого микроавтобуса, и ему было приказано довезти нас до ближайшего вокзала на российской территории. Водила у нас всю дорогу пытался выяснить, кто мы такие и что натворили, что нас с такой помпой выдворяют.
- А что депутаты?
Егор: Им было сказано буквально следующее, что я самолично слез с поезда, а потом слёзно их упрашивал меня депортировать, что они в конце концов и сделали.
- Ты что-то подписывал? Был ли протокол допроса?
Егор: Был. Но мне не выдали ни копии, ничего. Сегодня мне звонили ребята-журналисты из Риги. Выяснилось, что был очень большой дебош возле ДК. Собрали чуть ли не всю полицию Риги для усмирения. Они сказали, что очень многие желают поехать в Германию (в Нюрнберг) на наш концерт. Что это легче, чем увидеть меня в Риге...


Экстренное сообщение

Запланированный геноцид


Президенту РФ Путину
Директору ФСБ Патрушеву
Председателю Совбеза Иванову
Редакциям СМИ


Архангельское региональное отделение Национал-Большевистской партии заявляет следующее.

По состоянию на 20 сентября сего года в г. Северодвинске, Архангельской области колыбели военного атомного флота, сложилась катастрофическая ситуация с топливом, и, соответственно, с обеспечением электроэнергией, теплом и прочими энергосредами (пар, горячая вода, сжатый воздух). Всё лето и начало весны город не имел горячего водоснабжения. Совершенно (это относится и к так называемым "стратегическим" Н) отсутствуют запасы угля на ТЭЦ-1, снабжающей энергией предприятия "Севмаш" (строительство АПЛ) и "Звёздочку" (Ремонт АПЛ), и запасы мазута на Тэц-2, дающей тепло и свет большей части г. Северодвинска. Диверсанты и враги народа из РАО ЕЭС, а именно г. Чубайс, ссылаясь на отсутствие долларов в карманах, запланировали и осуществляют программу по вымиранию и бегству населения города и, кк следствие, по срыву задач государственного оборонного заказа на строительство и ремонт АПЛ. Катастрофа АПЛ "Курск", облизанная высокими политиками, никого ничему не научила. Северодвинск смотрит на ближайшее будущее с ужасом: будут ледяные квартиры, иней на стенах цехов, примерзающие к железу пальцы рабочих, болезни детей, нездоровая атмосфера в семьях... Ккое тут уж строительство и ремонт каких-то АПЛ! Архангельское региональное отделение НБП требует обратить внимание "компетентных" органов (ФСБ, Совбез, МЧС) на запланированное зимой 2000-2001 года уничтожение населения г. Северодвинска и замораживание Государственного Российского Центра атомного судостроения (ГРЦАС).

Путин, подыми себе веки!
Чубайса - на допрос в ФСБ!
 

Руководство Архангельского регионального отделения НБП

 
 г. Северодвинск, фото из газеты "Северный рабочий". В заметке местный журналист А. Михайлов скорбит о происшедшем: "На днях бригада ГМП "Звёздочка" закрасила всю "трубопроводную живопись". По словам рабочих, сделать это было нелегко, приходилось чуть ли не с риском для жизни дотягиваться до труднодоступных мест, тратить драгоценную, по нынешним временам, заводскую краску. Предприятие готовиться к сезону визитов иностранных партнёров, по осени они зачастят. Шокировать их такой "галереей" рядом с дорогой не хочется...". Только не понятно, кого автор больше жалеет, Путина или "драгоценную" краску? Нам же жаль знаменитый завод, который, как и всю российскую "оборонку", довели до полного развала "иностранные партнёры" и их местные прихлебатели... Сразу под гневной заметкой любителя чистых заборов и труб располагается статья "Веерные издевательства" с крайне оптимистичным началом: "К отключениям электричества добавилось отсутствие газа..." А вы как думали? Ведь мы вас предупреждали. Наши товарищи, национал-большевики Северодвинска (многие из которых работают на той самой "Звёздочке") написали на тех же заводских трубах, для всего города, ещё и следующее: "Хотели Путина?! Мойтесь в тазике!", "Электорат, ты сам виноват!". Конечно же, сам, такие вот А. Михайловы... Все надписи, разумеется, за подписью "НБП".
 

Анализ

Террор

Говоря о терроре, необходимо избегать двух моментов, затрудняющих объективную оценку целесообразности этого метода политической борьбы. Во-первых, нельзя скатываться в сентиментально-гуманистическую рефлексию по поводу человеческих жертв и /или угрозы жизням людей. Во-вторых, непродуктивно и романтическое восхищение героями-террористами, зачастую жертвующими собственной жизнью во имя идеи. Распространён, кроме того, и взгляд на террор как крайнее средство политической борьбы, когда все иные средства исчерпаны. Однако, во многих случаях террор не исключает легальных (парламентских, информационных) методов борьбы, а напротив удачно с ними сочетается. Это позволяет говорить о терроре как об одном из ряда способов (а не крайнем) реализации политических идей. Очевидна невысокая эффективность террористических актов по сравнению с их действительностью, действенностью на рубеже 19 и 20 столетий. Общество, поставившее сытость и комфорт выше идей, не приемлет и насилия ради идей. Роковую роль в дискредитации образа террориста играют современные СМИ. Несравнимы, например, денежные пожертвования в кассу боевой организации эсэров и Красных Бригад - при значительном увеличении расходов на осуществление террактов. Другая причина снижения роли террора - совершенствование антитеррористической деятельности, интеграция спецслужб разных стран, образование международных структур типа Интерпола. Всё более реальными становятся антитеррористические действия на упреждение (пример - раскрытие группы Казимирчука в Усть-Каменогорске). Оба этих отрицательных фактора имеют тенденцию к усилению. Тем не менее, не исчез главный психологический смысл террора. Обыватель, ругающий на кухне существующую власть, всегда относится к её представителям с неосознаваемым (или смутно осознаваемым) уважением - подобно агрессивной собаке, инстинктивно признающей авторитет человека. И только развороченная взрывом туша какого-нибудь генерал-гуребрантора подрывает это бессознательное возвеличивание: труп - он и есть труп, а "высшее существо" инстинктивно считается бессмертным. Не возглавив Октябрьской революции, те же эсэры внесли небольшой, но совершенно необходимый вклад в создание революционной ситуации. Большевики воспользовались результатом выполненной эсэрами грязной "террорной работы". Таким образом, следует признать необходимость террора (и его историческую неизбежность) на определённом этапе революционной борьбы. Объектом эффективного террора были и будут личности, воспринимаемые коллективным бессознательным как "небожители" власти. Вступающий на опасный и часто самоубийственный путь террора, может сказать о себе словами поэта: "Наш скорбный труд не пропадёт"...

Б. Савинков


Хроника массовых беспорядков

Итоги Праги

Даже критики прямого политического действия, считающие антиглобалистское движение модным уличным хулиганством, признают на страницах "Монд", что задуманный радикалами сценарий протеста в Праге реализован почти полностью, а вот заявленный властями сценарий нейтрализации беспорядков почти полностью провален. Самые непримиримые группы, назвавшиеся на этот раз "Движение против экономического глобализма" (в Вашингтоне шесть месяцев назад они называли себя "Антикапиталистический блок") и более умеренные, склонные к теоретизированию и полемике "с цифрами на руках", объединенные в "Bankwatch", совместно планировали разогревающие митинги-репитиции начиная с 23-его сентября, 24-ого живую несанкционированную цепь через весь город, требующую от МВФ и Всемирного Банка списать долги России и Третьего Мира, 25-ого большой фестиваль рок-сопротивления, 26-ого блокаду дорогих отелей, в которых остановились финансисты и штурм Конгресс-центра, "огненную ночь" на 27-ое, с 28-ого правозащитную и информационную деятельность. Собственно, все прошло именно по этому плану, хотя засекречен он, мягко говоря, не был. Начался угар с демонстрации классических коммунистов, которые, пытаясь возродить структуру, напоминающую Коминтерн, прислали в Прагу от каждой европейской страны по довольно массовой делегации. Особенно эффектно смотрелись греческие "красные", рота строительных рабочих, здоровенных мужиков, всем своим видом доказывающих, что предстоящие события не есть буза маменькиных сынков, но сознательный пролетарский протест. Уже 24-ого коммунисты растворились в гораздо более многочисленной массе анархистов, троцкистов, панков, автономов, зеленых и других антибуржуазных людей из более чем двадцати стран. Отель "Стандарт", куда съезжались несогласные, на несколько дней превратился в штаб сопротивления, отсюда расходились нити параллельной т.е. революционной инфраструктуры. Новоприбывшим выдавали карточку с телефонами "своих" адвокатов и сочувствующих репортеров и карту города с предполагаемым местом и временем столкновений, противогаз или маску, баллончик-спрей или надувной щит, он же плакат, сделанный из пляжного матраса, бесплатно селили в какой-нибудь молодежный "хостел" или сквот, там же мастерили транспаранты, кукол, нарезали саундтреки для самых напряженных моментов противостояния, проводили инструктаж по строительству баррикад и уличному бою и теоретические семинары о вреде глобального капитализма. Своим опытом делились лондонские, сиэтллские и берлинские "ветераны". Люди прибывали тысячами, всего в событиях участвовало 13-18 тысяч добровольцев (нижнее число дано полицией, верхнее - организаторами протеста) не смотря на то, что несколько поездов с итальянскими, испанскими и португальскими анархами так и не были пропущены через границу без всякой юридической мотивировки. ФБР пошло дальше, передав чешской таможне черные списки "нежелательных" граждан США, которых ни под каким видом не стоит в эти дни пускать в Прагу, всего около ста фамилий, в основном люди с учеными степенями или серьезной литературной репутацией. Группа американских радикалов отказалась возвращаться и прямо в аэропорту устроила пресс-конференцию, передавая свои слова журналистам на улицу по мобильному телефону. Мобильная связь вообще находка для современного революционера. Три колонны, штурмовавшие 26-ого Конгресс-центр, сообщались между собой именно таким образом. Самая экзотическая и страшная на вид блокировала основные силы полиции и техники на мосту, самая решительная и физически подготовленная, состоявшая в основном из анархов и автономов, устроила настоящее сражение на подступах, в этот момент третья колонна, самая с виду "мирная" прорвалась под стены Конгресс-центра и на несколько часов отрезала все выходы. Двигались на штурм весело, с барабанным боем и политизированным хип-хопом, разносившимся из агитационных микроавтобусов, разрисованных призывами, вроде "Люди, а не прибыль! Долой корпоративное рабство!". Музыку и речи глушили полицейские вертолеты, кружившие на опасно низкой высоте над головами наступавших. Особо важные персоны разлетались из осажденного здания именно на таких вертолетах. Российский вице-премьер Алексей Кудрин долго не мог попасть в здание и изрядно нанюхался слезоточивого газа, а вот его пресс-секретарю повезло меньше, Геннадия Ежова зацепили по голове каким-то особо увесистым "лозунгом". Если у властей и устроителей вечером 26-ого еще оставались какие-то иллюзии насчет возможности дальнейшего проведения бизнес-форума, типа "само рассосется", то с началом ночи ситуация стала очевидно критической. Собравшиеся у оперного театра, где надеялись расслабиться участники форума, еще не остывшие от битвы радикалы в десятитысячном количестве (остальные зализывали раны в больницах, томились в кутузках и водили хороводы вокруг дорогих отелей) начали сожжением американского флага "альтернативную оперу", в итоге спектакль для банкиров и министров был отменен. Прямо от пылающего "зведно-полосатого" фитиля молодежь в черных масках зажигала бутылки с "коктейлем молотова". На следующее утро в центре города сложно было найти невредимый Макдональдс, нормально досталось так же банкам и автосалонам. МВФовскую сходку закрыли на сутки раньше намеченного, отменив даже итоговую пресс-конференцию. С утра у полицейских участков шумели недовольные с плакатами "я тоже активист, почему я не арестован?" на шеях и дежурила пресса. Усилия властей (на каждого демонстранта по два с половиной полицейского) не позволили только разобрать Конгресс-центр по кирпичикам. Памятки, раздаваемые участникам МВФ-форума, призывали делегатов во избежание неприятностей носить джинсовую одежду, прятать значки и карточки участников, сторониться демонстраций, не лезть в отель сквозь митинг и вообще быть поближе к полиции. В связи с ожидавшейся смутой продлили школьные каникулы, пенсионерам выдали льготные путевки в загородные дома отдыха, помимо полиции с собаками и газом на улицах расставили несколько десятков бронетранспортеров. Такой техники в городе не видели с 68-ого. В "пылающую ночь" несколько БТР-ов удалось поджечь, их тушили пожарные водометы, в то время как нападающая молодежь, избежав брандсбойтовой контратаки, разносила автомагазины и закусочные и фотографировалась на руинах этих символов потребления. Можно ли выжать из всего этого что-то, кроме романтичного документального видео на тему "МВФ маст дай!" или второго пришествия "новых левых"? Во-первых, антиглобалистское движение в отличие от "нью-лефта" конца 60-ых является гораздо более рациональным, легко доказывает свои аргументы в научном споре, среди лидеров нового несогласного поколения не так много гуманитариев, как раньше. Второе отличие от старших братьев по борьбе: у нынешних радикалов не хромает тактика, они рассчитывают каждую свою операцию, как математическую задачу, в Сиэттле они никого не впускали в здания, потому что так было удобнее, в Праге наоборот, удобнее было не выпускать, в Лондоне наиболее уязвимой оказалась фьючерсная биржа, в Берлине их самих безуспешно пытались выкурить из сквотов и т.д. В-третьих, они достаточно хорошо знают механизм действия масс-медиа, чтобы не оказаться у них в заложниках, всё время меняют названия движений, выдвигают снизу новых лидеров и удачно играют на самых уязвимых комплексах журналистов, вроде любви к "утечкам информации". Ряд отличий можно продолжать и дальше. Чем все это может кончиться? Версия, транслируемая системными аналитиками через большую прессу: наступает время очередной перетряски всей капиталистической системы, придется пойти на максимум компромиссов, но не нарушая базовых основ капитализма т.е. оставаясь в пределах господствующей модели, наиболее "ответственные" из новых несогласных впишутся в систему на правах ее умеренных критиков, с самыми "опасными" разберется силовой аппарат. Версия самих антиглобалистов: учитывая все прошлые промахи в западном обществе складывается новый революционный субъект, достаточно адекватный и мобильный для того, чтобы в случае объективного кризиса всей системы немедленно начать международную революцию. В настоящий момент следует делать все для выработки этой конкурирующей, антибуржуазной теории и практики жизни, чтобы завтра, когда все нефтяные, биржевые и миграционные проблемы окончательно обострятся, приступить к полному демонтажу капитализма. Национал-большевистская версия синтезирует оба эти взгляда: серьезный революционный субъект в западном обществе может сложиться только пользуясь активной поддержкой постороннего, большого и независимого государства, в котором победит антикапиталистическая революция. Ни Куба, ни Северная Корея ничего такого не могут, и даже не претендуют, тем более, что там практикуются довольно устаревшие формы социализма. Зоопарк для радикалов превратится в неистребимую опасность для мировой олигархии только при наличии геополитического фактора, "Большого Брата". (подробную подборку текстов о пражских событиях ищи на http://www.anarh.ru/)

Алексей Цветков


Как надо понимать

События в Югославии

Слободан Милошевич пожинает плоды своей политики, политики хитрой и умелой, но начисто лишённой героизма. Столько лет президент Югославии ловко маневрировал и шёл на уступки: сдал сербские республики в Хорватии, потом сдал, фактически предал, сербов в Боснии, ушёл не исчерпав возможности сопротивления из Косова... Всё это позволило Милошевичу десять лет простоять у власти в Белграде и в конце концов зайти в полный тупик. Гордиев узел балканской политики нельзя распутать, можно лишь разрубить. Но для этого нужны герои, а не хитрые политики.

Массовые отравления в Самарской области мутантной бледной поганкой.

Более 200 человек пострадало, только за одну неделю сентября 5 человек умерло от отравления грибами, а именно бледной поганкой, мутировавшей и неотличимо похожей на опёнки (см. например "Независимую газету" 29.09.2000). О том, как это надо понимать, мы уже писали в сентябре ("Лимонка" №152, статья "Президент и Магия"). Тогда мы шутили и предполагали, что ВВП использует "симпатическую магию": поплавал на подлодке и погиб "Курск", полетал на боевом самолёте и сгорела в поднебесье Останкинская башня, символически копнул лопатой землю в Нижнем Новгороде на закладке метро и прозвучал взрыв в подземном переходе в Москве. О поедании грибов Путиным во время визита в Самару мы тоже тогда писали, и заметили, что их эффект ещё не проявился... Повторяем, что это была шутка. Но последние известия из Самарской области настораживают. Похоже, в каждой шутке есть доля правды...

Дозволение Шаймиеву поперёк Конституции баллотироваться в казанские ханы третий раз

Надо понимать, как доказательство преемственности традиций ельцинизма: взаимный шантаж коррумпированного "центра" и обожравшихся суверенитета регионов, тоже насквозь коррумпированных.

Слух, оказавшийся ложным и не получивший развития, о готовившемся мятеже "Союза советских офицеров" на Украине

У пана Кучмы мания гипервеличия. Как у его восточных коллег Назарбаева и Тулеева. Тем тоже повсюду мерещатся мятежи да заговорщики-биатлонисты. Но с теми всё ясно - древние азиатские традиции, дворцовые перевороты, оскопление принцев, отравленные кинжалы... Теперь и пан Кучма туда же! А ещё европеец, почти католик, в NATO просится...

Ситуацию, сложившуюся вокруг "Медиа-Моста"

Если отбросить всё несущественное, в "сухом остатке" получим следующее. Гусинский наделал долгов, полученные деньги зажал либо промотал (чёрт его знает на что - вплоть до строительства храма Соломона). За долги его и притянули, и, видимо акции, которые "Мост" передаёт "Газпром-Медиа" (согласно "протоколу №6", заключенному вероятно в палате с тем же номером) идут в оплату долга. Т.е. никакой политики - одно экономическое жульничество. Но! Разве экономические преступления "Моста" стали известны "где следует" неделю назад? Разве год, два, три назад "Мост" не брал безвозвратных кредитов, не скрывал доходы? Просто раньше мост-медисты исполняли обязанности "лейб-оппозиции Его Величества", назначение которой - подменить народную, национальную, истинную оппозицию режиму. Безыдейная трепотня, пересуды лакеев за спиной барина - вот и весь независимый журнализм. Да только теперь не нуждается ВВП в оппозиции, даже придворной. Потому и принялся давить. Придётся либеральным журналистам лизать другую задницу - государственную. Точнее, государеву. Не беда, переориентируются в момент. Общеизвестно, что в частных СМИ цензура покруче военной.

Рекламный ролик и слоган жёлтого напитка "Миринда" - "Жизнь хороша, когда пьешь не спеша"

Надо понимать, как апологию предательства. Джинн, который отдыхает у себя в кувшине под рэп, пока Алладина топчет другой сказочный уродец, странные космические спасатели, которые тоже на всё забили - эти сюжеты бросают вызов одной из базовых ценностей русского характера: сам погибай, а товарища выручай. Теперь в интерпретации создателей ролика наша мудрая поговорка выглядит иначе: пусть товарищ погибай, пей мочу (или "миринду") и не скучай. Однако есть и ещё один аспект этих сюжетов: ролики откровенно технократические. Главную роль в них играют достаточно сложные технические приспособления, которые призваны облегчить жизнь человеку и которые в критический момент выходят из строя и по странной причине отказываются функционировать. По мнению многих компетентных аналитиков, наступление глобального мирового кризиса, экологические катастрофы, межэтнические столкновения и прочие подобные претурбации в самом недалёком будущем могут поставить западную цивилизацию на грань исчезновения. Хочется верить, что так вы, гады, и подохните, и джин у вас из кувшина не вылезет, и космические спасатели вас на х.й пошлют...

Премьеру очередной серии "Особенностей национальной охоты"

Фильм явно вражеский. Вот таких русских и приятно видеть Западу. Лейтмотив этой приязни таков: пускай эти русские сидят у себя в лесу, пьют в гигантских количествах водку и не вмешиваются в наши дела. Даже водку модно им поставлять. Такое вот партнёрство ради мира. Компания придурковатых персонажей во главе с генералом как-то уныло, без особого размаха и без сладкого привкуса безумия прожигает жизнь. Причём, когда наблюдаешь их перемещения по экрану, возникает впечатление, что за кадром встаёт вопрос: кто мы такие? что мы здесь делаем? зачем мы сюда собрались? зачем нам всё это нужно, наконец? Вариантов ответа два. Один - популярно-гуманистический - звучит так: мы, герои этого фильма (а также те, кто с ними себя отождествляет) просто люди (даже генерал в чём-то человек), мы просто живём, просто так живём чтобы жить. Нас по большому счету ничего не волнует, никакая опасность нам не грозит. Мы пьём водку в лесу, и это наша национальная особенность. Других национальных особенностей у нас, видимо, нет, да и нужны ли они, когда у нас есть такая охуительная национальная особенность! Мы просто люди. И мы просто живём... Второй ответ, непопулярный, выглядит иначе: мы идиоты и мы ничего не понимаем. Мы не понимаем где мы живём и в какое время, нам не объяснили что с нами со всеми будет, и в частности, что будет с нашим лесом и нашей водкой. Краем сознания мы кажется помним, что когда-то всё было несколько иначе: мы не только бухали тупо в лесу в компании с медведями, но и ещё успешно разруливали мировую политику, никого из своих в обиду не давали, создали невиданную в истории социальную систему и в общем-то вели себя достойнее. Но поскольку нам об этом никто не НАПОМИНАЕТ, и более того, никто нас не ЗАСТАВЛЯЕТ так себя вести, то мы естественно расслабились и вот теперь киряем чёрт знает где и х.й знает с кем, в том числе и с финскими шпионами...


Наша борьба 

Вместо концерта - репетиция восстания

Идейным вдохновителем проекта "Егор Летов в Риге" был лидер латвийских нацболов Константин Маузер. По ходу дела подключились предприниматель Василий Голубев и несколько парламентских депутатов от фракции с гуманным названием "ЗаПЧЕЛ" (За Права Человека в Единой Латвии). Фракция депутатов защищающих интересы русских в Латвии, или хотя бы имитирующих такую деятельность.

Единственный концерт должен был состояться 28 сентября. 27-го Егор и его менеджер Сергей Попков благополучно оформили срочные визы в латвийском посольстве в Москве и сели в поезд. В 9.20 на следующее утро поезд прибыл в Ригу. Но без Летова и Попкова. Ещё в 6 утра Попков позвонил Маузеру с границы и сообщил, что латвийские пограничники грубо вытолкали их с Егором из вагона, хамски обыскали (отняв при этом у Летова, у которого шалит сердце, корвалол). Пять часов их продержали, потом вышвырнули на российскую сторону. Конечно, эти наглые антирусские действия не были инициативой дубоватых латвийских робежсаргов (пограничники по-латышски). Как вскоре выяснилось, команду о выдворении Егора дала полиция безопасности Латвии. По её спискам Летов проходит как национал-большевик номер 2, сразу после Лимонова. Знакомый пограничник потом рассказал, что на границу пришла шифровка, где Егор Летов был назван "крайне опасным красно-коричневым агитатором". В 8.00 Маузер и я встретились в сейме (латвийский парламент) с дружественными русскими депутатами Митрофановым и Соколовским. За несколько лет протирания штанов на сеймовских стульях оба успели привыкнуть к полусонному бюрократическому ритму. Но наш напор их расшевелил. В считанные минуты депутатская комн6ата превратилась в революционный штаб. Решения принимались быстро и так же быстро исполнялись. Не прошло и десяти минут с момента создания штаба, как депутат Соколовский уже мчался на машине в сторону латвийско-российской границы, на выручку Егору. Депутат Митрофанов занялся организацией пресс-конференции в сейме. Национал-большевики взяли на себя СМИ и улицу. Нашей задачей было, во-первых, отработать правильную версию случившегося, т.е. высветить для СМИ антирусский и антидемократический смысл инцидента, а во-вторых, собрать всех фанов Летова в единый кулак, сконцентрировать их в одном месте, желательно в центре города. Пресс-конференция была назначена на 13.00, очень важно было к этому времени собрать хотя бы часть разъярённых фанов и привести их к сейму, чтобы их увидели журналисты и депутаты. Всё прошло по плану: 12.50 у дверей сейма весело орали и фотографировались три десятка парней и девушек с ярко выраженной национал-большевистской ориентацией. Надо знать, что это за экземпляр - латышский журналист и латышский депутат, чтобы понять, какой поднялся шухер. Это был шок для всей этой публики! Если б перед дверями сейма происходило групповое совокупление, они бы легче это перенесли. Это был даже не страх, не возмущение, это был крах каких-то очень важных иллюзий. До сих пор эти ужасные национал-большевики, эти страшные "лимоновиеши", существовали в каком-то другом времени и пространстве. Где-то на задворках жизни, на политической периферии. Была надежда, что там они и останутся. И вдруг - вот они, возле входа в святая святых, в сейм! И двое, самые наглые, как выясняется, уже проникли внутрь и дают пресс-конференцию!!! Многие слышали, как известный "нацик"-депутат, увидев нацболов возле сейма, отчётливо произнёс по-русски: "Это п.здец". Но это был ещё не настоящий "п.здец". Пресс-конференция прошла отлично, Маузер обозвал Латвию "полицейским государством" и пристыдил официальную Россию, которая никак не вступилась за своего гражданина, тем более, талантливого музыканта. Латышские депутаты и журналисты пялились, не могли оторвать глаз от моей майки с серпом и молотом. Здесь, в логове врага, я хорошо понял чувство, которое продиктовало Маяковскому его стихи "О советском паспорте" ("берёт, как бомбу, берёт как ежа, как бритву обоюдоострую..."). Несколько одуревших от испуга газет... На пресс-конференции и в последующем общении со СМИ мы твёрдо заявляли, что сделаем всё возможное и невозможное, чтобы концерт состоялся. Конечно, мы не могли контролировать весь поток информации, информация шла противоречивая. То одна радиостанция говорит: сдавайте билеты, Летова не будет. Вдруг она же через час: будет концерт. Ещё через два часа: билеты принимаются там-то. И всё-таки вечером в 19.00 возле клуба "Дружба", где должен был состояться концерт, собралось 300-400 человек (билетов было продано около тысячи). В масштабах Риги 300-400 человек молодёжи - это сила. которую можно повести на дело. Повести, если приделать к туловищу толпы национал-большевистскую голову. Мы её приделали! Несколько выступлений в митинговом ключе: концерта не будет, виноваты власти, которые не пускают Егора в Латвию, потому что ненавидят всё русское. Дирекция клуба не виновата, поэтому клуб-то как раз громить не надо, а надо идти маршем в центр города, к российскому посольству и требовать, чтобы Россия разорвала отношения с Латвией. От клуба до центра довольно далеко, поэтому, чтобы не терять времени, решено было двигать на электричке. Это было идеальное тактическое решение. Во-первых, двигаясь в течение полутора часа пешком, триста человек, не шибко дисциплинированных, наверняка бы расползлись, растянулись, и полиция бы без труда пресекла шествие. На станции полиция не рискнула нас атаковать, и в случае чего мы готовы были занять оборону в зале ожидания. Во-вторых, в вагоне всю дорогу орали песни ГО, скандировали национал-большевистские лозунги, что позволило нацболам, которых было человек 50-60, окончательно закрепить своё лидерство в этой разношерстной тусовке. Можно сказать, что в вагон садилась толпа летовских фанов, а на центральном вокзале высадилась организованная колонна национал-большевиков. Ехали без билетов, какой контролёр рискнул бы зайти в такой вагон? Получасовой марш от вокзала к Старому городу стал кульминацией дня. Несколько сот молодых глоток дружно скандировали - "Сталин, Берия, Гулаг", "Мы ненавидим правительство", "Слава России!", "Шкеле пидорас", "Ре-во-лю-ци-я", "Лимонов, Летов, Россия". Обыватели стояли как вкопанные с разинутыми ртами. Менты отбегали на безопасное расстояние и что-то торопливо говорили в рации. В конце концов нас всё-таки окружили. Старый город взяли в кольцо, по всему периметру стояли автобусы с ментами. После короткого совещания было решено расходиться небольшими группами. Менты вздохнули с облегчением. Преждевременно, как выяснилось. В эту ночь, с 28 на 29 сентября, в Риге был совершён ряд нападений на государственные объекты. Верхнюю строку в хит-параде этой ночи занимает, бесспорно, нападение на полицию безопасности. Чёрные дыры выбитых окон, заляпанные краской стены, и поперёк фасада - громадная надпись "За Егора уши отрежем!". Да, отчаянные фаны у Егора Летова... Вечером и ночью произошёл также ряд стычек с латышскими националистическими молодёжными бандами. Среди последних есть серьёзно пострадавшие. Все национал-большевики здоровы, чувствуют себя хорошо. 29-го начались облавы. Продолжаются до сих пор. Допросы, очные ставки, обыски. Пока никто не арестован (пишу это 5 октября). Национал-большевистская организация "Победа" выступила с заявлением, в котором говорится: "Вся ответственность за стихийные беспорядки в Риге ложится на официальных лиц, принявших провокационное решение не впускать музыканта Егора Летова в Латвию". Реакция прессы - мощнейшая, особенно латышской. Главная головная боль латышских партий и СМИ - наметившийся союз национал-большевиков с частью парламентской оппозиции., как некой интригой. В "ЗаПЧЕЛ" наметился раскол, глава фракции либерал-западник Юрканс осудил Митрофанова и Соколовского за "безответственное сотрудничество с экстремистами", то есть с нами. Все отмечают, кто со страхом, кто с надеждой, что мы стали политической силой, способной повлиять на результат ближайших муниципальных выборов (состоятся в марте 2001 г.).

Абель

 


Краеведение

Замаскированное убийство

Испокон веков самым закрытым и неизученным местом в истории России было состояние тюрем и жизнь заключенных в местах лишения свободы. Содержались как правило в таких учреждениях люди простого сословия, дворяне были юридически защищены от уголовного преследования со стороны властей и только в крайних случаях, когда преступление было доказано и обнародовано, подвергались уголовному наказанию. Тюрьмы в России до середины 18 века имели простую форму и включали в себя несколько деревянных изб. Такие постройки обносили забором и называли тюрьму острогом. Под острогом первоначально понимали укрепление, защищающее тот или иной пункт от нападения противника. Укрепление состояло из бревен, заостренных вверху и врытых глубоко в землю. Следует обратить внимание, что до 19 века строго выдержанной терминологии для обозначения мест лишения свободы не существовало. Тюрьмы, темницы, остроги, тюремные замки, колодничьи избы - многочисленные названия закрытых мест, куда ссылались заключенные и где они проводили долгие годы вдалеке от мира. В 19 веке строение и устройство жизни российских тюрем носит более регламентированный характер. В середине крепости располагались помещения для содержания арестантов с многочисленными комнатами и темницами. Окна заковывали в железные решетки. Тюрьма имела несколько больничных корпусов, кухню, рабочий двор с сараями, дома для охраны и офицеров. Состоявшие при тюрьме офицеры сменяли друг друга на дежурстве, принимая по реестру все тюремное имущество и весь личный состав арестантов. Свой пост офицеры сдавали через день. В распоряжении караульного офицера находилось несколько солдат, они обязаны были наблюдать за недопущением общения между собою арестантов из разных камер и в целом за тюремными порядками. Именно на солдат и налагались обязательства телесного наказания заключенных. Арестанты, осужденные за тяжелые преступления -убийства, грабеж помещиков, подделку государственных документов, в камерах содержались по одному, на такого заключенного надевали "рогатки". Под " рогатками" подразумевались особые металлические ошейники, на внешнюю поверхность которых были вделаны длинные гвозди или железные прутья. Арестант с такой "рогаткой" на шее был лишен возможности прилечь и был вынужден все время оставаться стоя или в сидячем положении, но не прислоняясь к чему-либо. Иногда "рогатку" заменял "арестантский стул" для ношения на шее, представлявший собой большой тяжелый деревянный пень высотою 70 сантиметров. Стул был окован железом. К основанию "стула" прикреплялась короткая цепь с ошейником. Арестант носил на шее этот обруч с цепью и деревянным "стулом", причем "стул" висел около его ног и не позволял свободно передвигаться. Шея заключенного должна была выдерживать тяжелый "стул" весом более 20 килограммов. Прежде чем перевести заключенного в тюрьму, его подвергали публичному наказанию на площадях. Арестанта обнажали по пояс, привязывали веревками руки и ноги к столбу и наносили удары по обнаженной спине. Не всегда городские власти выделяли палачу помощника, тогда палач выхватывал кого-либо из народа и насильственно превращал его в пассивного палача, заставляя держать руки приговоренного к наказанию. В обиходной речи такой человек-подставка назывался "живым козлом". В 19 веке тюремное законодательство постепенно меняется: предусматривалось содержание заключенных в отдельных камерах или избах в зависимости от тяжести совершенного преступления. Существовали остроги, куда заключали только изменников, убийц, святотатцев и фальшивомонетчиков. Офицеры в таких тюрьмах применяли к заключенным самые изощренные виды наказания. В течении недели такой заключенный подвергался избиению кнутом, прижиганию ушей раскаленным железом, вырыванию ноздрей или ошпариванию кипятком. Известны случаи, когда солдаты, приставленные к арестантам, по приказу караульного офицера уводили на ночь из камеры заключенного для тайной расправы. Жертву клали на широкий стол вниз лицом, заковывали руки и ноги в оковы, прикрепленные к столу, и били кнутом до рассвета, периодически обливая окровавленное тело водой. Жестокость некоторых офицеров переходила все границы. Избитых до полуобморочного состояния приковывали цепями к стене, каждый стон жертвы сопровождался ударом плетью по лицу. Если же заключенный мог передвигаться, то для того, чтобы отбить ему ноги, солдаты в присутствии офицера наносили удары деревянной палкой по пальцам ног жертвы. Окровавленные и раздробленные конечности долгие месяцы не заживали. Заключенного, дабы скрыть злодеяния офицеров, не отправляли в больничный корпус и при случаи новой ночной расправы арестанта забивали до смерти. Труп закапывали далеко от места свершившегося преступления, а сведения об умершем терялись в тюремной канцелярии. Церемония ночного наказания превратилась в замаскированное убийство...

Инна Коломина
(Продолжение следует)


Литература в ЛИМОНКЕ

Гагарин

Уже год по сфабрикованному обвинению, дожидаясь суда, сидит в питерских "Крестах" наш товарищ, руководитель национал-большевиков г.Ленинграда Андрей Гребнев. В тюрьме Андрей не сломался, держится достойно там, где плохо или очень плохо. Мы получили несколько листков с отрывками из начатого им в заключении фантастического романа "Гагарин". Публикуем. Как увидите, в описании тюрьмы фантастики нет...

В тюрьму меня вели через весь город. Стоял солнечный весенний день, с утра прошёл дождик и волна влажного смрада разлилась по пустынным улицам. Чириканье воробьёв и их копошение в грязных лужах придавало происходящему оттенок идиотической нереальности, а мне ореол напрасного мученичества. За шесть часов только три-четыре старика попались нам на встречу: был день и все трудоспособные находились в промзоне. Старики завидев меня с конвоиром пугливо прижимались к стенам и отводили глаза и лишь один, совсем сумасшедший, подбежал ко мне и тыча в лицо обрубком кольца, прокашлял то ли проклятие то ли благословение. Машин тоже было немного; редко проезжали бронированные джипы службы безопасности, служебный транспорт промзоны и роскошные авто чиновников. Мы проходили мимо щитов с портретом улыбающегося президента, щитов с надписью "Разыскиваются", щитов с лозунгами-правилами, щитов с социальной рекламой, щитов строящихся и демонтирующихся, щитов сложенных стопками на земле, прислоненных к другим щитам. Щиты с рекламой политической и социальной - вот чего в моём городе было действительно много, об этом я тоже писал в своих статьях, и теперь по замыслу организаторов должен был раскаиваться. Мой конвоир - здоровенный деревенский мужик с лицом спивающегося Николоса Кейджа шёл рядом, слегка прихрамывая и весело помахивая дубинкой, автомата у него не было, зато была сабля, постоянно гремевшая о начищенный сапог. Всю дорогу эта детина что-то жевала, то яблоко достанет из бесчисленных карманов своего новенького камуфляжа, то пирожок, то пригоршню тыквенных семечек. По дороге он несчетное количество раз шутил с вологодским акцентом предлагая угоститься и мне. Комизм ситуации на его взгляд заключался в том, что сделать этого я не мог - руки у меня были связаны за спиной, а в рот засунут кляп. Конвоир весело скалил свои жёлтые зубы, а мне было не смешно. Мне было не смешно еще и потому, что меня втянули в работу карательной машины и теперь от меня ничего не зависело - всё решили за меня какие-то люди, являющиеся в принципе тоже лишь шестерёнками этой машины. Я не знал, что будет дальше, но подозревал, что всё будет достаточно плохо. И ещё я знал, что меня ведут в тюрьму. Тюрьма. В нашем городе их три, меня вели в самую старую и самую зловещую. Грудой почерневшего от времени кирпича, ржавой колючей проволокой и корявых решёток повисла она над рекой. На набережной около тюрьмы всегда много рыбаков - рыбное место. Злые языки говорят, что это от того, что трупы арестантов, загнувшихся в неволе, выкидывают в реку. Хотя, наверное, врут. На КПП тюремщица - толстая румяная тётка, смачно лузгающая семечки под огромным плакатом Высоцкого в роли Глеба Жиглова, быстро просмотрела на компьютере дискету с моим досье, которую с фривольными прибауточками вручил ей мой конвоир, и, матюкнувшись лениво ему в ответ, нажала кнопку вызова надзирателя. В жаре и тучах назойливых мух мы прождали около часа. Всё это время мой конвоир, продолжая поедать свои припасы, перекидывался шуточками с лузгающей семечки тюремщицей. Я стоял в углу в специальном стойле и был предоставлен самому себе. Противная сухость во рту, ныли ноги, затекли руки по-прежнему связанные за спиной. Я попытался обдумать своё незавидное положение. Арестовали меня по обвинению в хулиганстве, нарушении цензурного кодекса и попытке дачи взятки, из вопросов, которые мне задавал дознаватель особого отдела, я понял, что также меня хотят обвинить в разжигании межнациональной розни, призывах к созданию незаконных вооруженных формирований и свержении конституционного строя. Обвинения в чём-то обоснованные (с натяжкой, конечно), но при хорошем адвокате и честном судье (хотя в наше время таких мало) заключение мне не грозит, а арест на время следствия и вовсе произвол отмороженных ментов. Но сидеть мне до суда придётся точно, и никакие корочки помощника депутата мне не помогут. Мои размышления оборвало появление надзирателя - щуплого мужичёнки в камуфляже, с лицом закрытым маской и с резиновой дубинкой в руках. Входя, он выплюнул жевачку и сунул в прорезь для рта сигарету.
- Ну, и где он, блядь? - голос был птичий, а движения резкими и незаконченными. Чувствовалось, что он подражает какому-то киногерою, но делал это неумело и понять под кого он именно "косит" было невозможно.
- Где, где, в пизде. Вон стоит, - в тон ему ответила толстуха и увлеченно принялась заполнять какие-то бумаги. Я делал вид, что ко мне это не относится. Впрочем, на меня внимания и так никто не обращал. Через десять минут всё было готово. Конвоир сказал мне с издёвкой, что в этих стенах Женевская Конвенция не действует и в подтверждение своих слов несколько раз ударил меня кулаком по почкам. После чего у меня вытащили кляп и развязали руки. Но на руки мне тот час же надели новенькие блестящие наручники и надзиратель дубинкой подтолкнул меня к обшарпанной железной двери. Толстуха нажала какую-то кнопку под столом и дверь с гудением открылась, над дверью замигала красная лампочка. Я оглянулся в последний раз, конвоир перестал жевать и без улыбки смотрел мне вслед. Меня вели по узким коридорам. Тюрьма воняла. Ни на что не похожий смрад густел в коридоре, забивался в глаза, тугими толчками входил в лёгкие. Мимо меня навстречу потоком шли люди в черных арестантских робах и спортивных костюмах. Люди в чёрном толкали перед собой баки с каким-то дымящимся варевом и несли картофельные мешки, деловито летали мимо мухи и навозные жуки. На меня никто не обращал ни малейшего внимания. Никто, кроме "моего" тюремщика, тот бодро громыхал сзади тяжёлыми подкованными башмаками и не забывал время от времени довольно сильно тыкать мне в спину дубинкой. Пройдя коридор и поднявшись на третий этаж по узкой железной лестнице, я и конвоир оказались перед стоящей посередине прохода клеткой, в которую меня немедленно втолкнули, сняв предварительно наручники, и дверь за спиной с грохотом захлопнулась. Разминая затёкшие руки я огляделся по сторонам. В углу клетки под скамейкой лежал труп молодого ещё мужчины. Худой и совершенно обнажённый, с руками, закованными в наручники, он лежал на спине, белый живот его был оцарапан, а в приоткрытом рту виднелся вялошевелящийся таракан. Дверь-решётка открылась и в клетку вошли два арестанта в чёрных робах, покрытых иероглифами. Один из них сильно прихрамывал, другой что-то торопливо дожёвывал на ходу, умудряясь одновременно курить огромную самокрутку.
- Дак вот, тот ему отвечает: "Мало того, мало того, что жена ему чуть хуй не откусила, она ещё и мне на морду насрала!" Ха-ха-ха!
- Гы-гы-гы... блядь, пиздец!!! Продолжая гоготать, зеки развернули на полу нечистую простыню с жёлтым пятном по середине и стали скоро перекладывать на неё труп. По слаженным движениям и равнодушно-доброжелательному отношению к трупу чувствовалось, что необычную работу им выполнять не впервой.
- Отгулялся Оскар. - Сказал хромой и сплюнул сквозь зубы.
- Потащили. - Размазывая окурок по цементному, полу отозвался второй. Подхватив свёрток с отгулявшимся Оскаром они удалились. Я стал осматривать помещение, хотя глядеть было особенно не на что: решётка, исписанные стены, загаженный пол и прибитая к стене доска, испещрённая убористым текстом на латинском языке. Через десять минут дверь опять открылась и в клетку заглянул толстый тюремщик с сизым носом и обвислыми вурдалачьими усами.
- Гагарин!
- Здесь! - ответил я, услышав свою фамилию.
- Что за хуйня!? Имя, отчество, год рождения, статья - вот что надо отвечать, космонавт хуев! Последние слова тюремщик прорычал смачно сморкаясь в нечистый платок огромных размеров.
- Андрей Юрьевич 1975 год статьи 1143, 1213, 1106 - ответил я.
- Пойдём. - И он (уже в который раз за сегодня) защёлкнул у меня на запястьях наручники. Меня опять вели по мрачным зловонным коридорам, опять мимо шныряли люди во всевозможных одеждах, с грохотом открывались и закрывались двери камер, грохотали бочки с баландой, где-то хрипло лаяли собаки. Спустившись по лестнице и преодолев несколько поворотов, мы оказались в подвале. В подвале было душно, к зловонию верхних этажей примешивался запах мышей и сырости. В широком коридоре находилось множество людей, они стояли вдоль стены по трое, лица многих были испуганы, другие глядели подчёркнуто равнодушно. С меня сняли наручники и толкнули в строй.
- Это, блядь, тот, которого перепутали - сказал толстый надзиратель в маске и новеньком камуфляже, прохаживаясь перед строем и с удовольствием поглощая огромный кусок торта с кремом.
- Понятно, сейчас оформим гада. Прошло около часа, мы продолжали стоять, приводили всё новых и новых людей, и больше ничего не менялось, тюремщики казалось не обращали на нас никакого внимания. "Маска" съел ещё несколько кусков торта и сейчас курил, усевшись на стул у стены напротив. Слева от меня плакал беззвучно однорукий старик лет семидесяти пяти. Одет он был в грязную рабочую одежду и красивые домашние тапочки. Другие арестанты посматривали на него с нескрываемой злобой.
- За что его, знаешь? - спросил я здоровенного детину в тренировочном костюме стоящего рядом.
- Изнасиловал, сука, внучку! Ёбарь, бля, хуев. - Детина сверкнул глазами, перекатывая во рту пластмассовую зубочистку.
- Гагарин! - выкрикнул появившийся откуда-то персонаж в форме с саблей на боку и пачкой бумаг в руке. Я шагнул вперёд.

Андрей Гребнев, Кресты


Стихи в ЛИМОНКЕ

Одиночество

Одиночество - не порок.
Одиночество - не чудо.
Одиночество - жизни срок,
Путь меж аскезой и блудом.

В Одиноком пути своём,
Разрывая мир в клочья,
Одиночка не ищет уют и дом
И ханжу из себя не корчит.

Окунаясь в людской поток,
Одинок и среди толпы.
Одиночка - дикий волк,
Его не поймут дворовые псы.

И когда собираясь в стаю,
Чтобы вы.бать этот мир
Разрушая его - созидаем,
Ведь мы волки полны любви.

Дмитрий Бахур


Ответ на статью "Революция и Одиночество" (2/153)

Вселенская Тоска... У меня было ощущение, что я читаю собственные мысли, настолько знакомо, настолько всё пережито. Чувствуется, что человек знает, о чём пишет, что это самое Одиночество стало сущностью всей жизни. Не понравилось одно, цитирую: "... настоящие девушки не хотят с нами дружить... они узнают о наших методах действия и уходят в небытиё. Остаются одни проститутки, мечтающие о настоящем мужчине, и нимфоманки, которые тащатся от крепких парней в чёрном. Это грустно, но не страшно..." Это очень страшно! Не потому, что некому подвести тебя утром коня - хрен с тобой, сам не маленький, и не потому, что некому будет перевязать твои раны и скрыть от мусоров. Есть другая причина, ты вокруг посмотри! Кому ты оставишь Русь? Детям Березовчиков? Или, может, тебя вполне устроит потомство этих жирных черных свиней, что тусуются на рынках? В Москве они везде, а их жёны и щенята ходят стаями (может боятся?) и визжат на весь район на своём языке. Это в центре России. А может, тебя устроит потомство "молодых и прогрессивных" дерьмократов? Сейчас им как раз лет по 20-28, они сидят на задницах в тухлых офисах и строят из себя крутых. И не понимают, почему молодая, красивая женщина посылает их на х.., ведь предлагают всё: деньги, шмотки, заграничную жизнь... Для их детей вы хотите сильной России? Она им не нужна. Их всех нужно п.здить и п.здить. И какое счастье, Боже, что ещё есть люди, способные на это. Ну и хрен с вами, такими гордыми или одинокими. (Или неспособными найти действительно настоящую Женщину?). Пойми, раз и навсегда, они не тусуются среди проституток и нимфоманок - это будущие матери будущих Русских воинов. Там им не место! А вы забываете об этом, забываете о Святой Преемственности - Воин Отец должен оставить землю Войну Сыну. И ни как иначе! Вспомни А. Гитлера (не будем вдаваться в спор о его личности). Он считал долгом каждого Арийца оставить потомство! Он очень хорошо всё понимал. А ты, добрый и чуткий иди, грусти в одиночестве, а когда станет совсем невмоготу - сними проститутку. Только не забудь завязать яйца в узелок - мало ли что родиться. А во всём остальном, ты, бесспорно, прав. P.S. Понятия не имею, напечатаете ли вы письмо, или нет. Собственно, написала - потому что разозлилась. Не верю! Настоящие Девушки от Настоящих людей не шарахаются! А, если надо, то и сами возьмут цепь и помогут. Мне очень хотелось бы, чтобы это письмо дошло до Нацбола-Чуваша. Да, забыла сказать - ошибки проверять не буду, так что редактируйте как хотите. А я просто прошу прощения.

Банщикова Мария
Москва
28.09.2000


Слово Хортицы

Чарльз Мэнсон - песня, жизнь, борьба

Не зови меня! Не зови меня...
Не зови, я и так приду.
(Галич)

Чарльз Мэнсон родился 11-го ноября 1934 года. Его родители не ездили в загранкомандировки за икрой и матрёшками, не целовали евреев-отказников в посольстве США. Таких детей не пускают в хорошие дома, за океаном тоже. В хороших домах хрупкие стёкла. Хрупкую красоту частной собственности охраняет воронёная сталь и медные лбы ZOG-zombie. Такие, как Мэнсон, всегда должники, угловые жильцы и пасынки в "доме отца моего". Таких, как Мэнсон туда не зовут. Но когда мир истребляемых, во имя доллара зверей и растений взывает о возмездии, только такие, как Чальз Мэнсон, приходят на его бессловесный зов.

Март 67-го. Мэнсон выходит из тюрьмы, где провёл две трети прожитой жизни. Он выходит на волю в возрасте Остапа Бендера. Вокруг - самый угар психоделического НЭПа. Дочери показывают то, что матери прячут и ценят. НЭП - это песни, "купите бублички" и .т.д. Песни Мэнсона зовут в поход. В каньон Дьявола. В дьявольский люк. Песни Мэнсона слышит музыкальная знать. Но не совесть, а зависть не даёт им покоя. Подпорченные рокмэны, затаив ужас (они чувствуют, кто перед ними, ужасающую мощь таланта) воротят рыло, обещают помочь, но, в конце концов, возвращаются в полускотское состояние лабухов-чувачков. Не наш человек. Маме не понравился. Однако Анжела Лансбери доверяет Мэнсону свою малолетнюю дочь Диди. Эта странная актриса возникла на экране, как Сибилла Уэйн, в "Портрете Дориана Грея", потом, как безжалостный резидент, в к/ф "Манчжурский кандидат", по сей день жива и здорова, внешне не меняется уже лет сорок, тоже самое можно сказать и про Мэнсона, кстати. Для нас он всегда останется диким человеком пустыни со своей молодёжью, гитарой, ручным вороном, по прозвищу Чорт. Он - как блатной напев из транзистора, навеваемый днепровским ветерком. От Хортицы до подобных мест - рукой подать - и наоборот. Поэтому, когда мы посылаем ему привет, так и происходит. С теми, кому нечего терять, можно договориться. Его борьба доказывает, что users of loosers далеко не так всесильны, как уверяют, запугивая себя и других конспирологи. Он стоит на стороне жизни. Не людишек. Жизни как таковой. Без частной собственности, карьеры и разрешения на выезд. Жизни, право на которую имеют розовый фламинго и сумчатый дьявол. Пусть это будет планета обезьян, планета змей и филинов, только не мёртвый банкирский дом Нусингенов. Смерть клиентуре. Судьба несчастной Шарон Тейт даёт знать - свинский порядок уязвим. В каждой твердыне имеется критическая точка. Straight Satan бросает (на кого Бог пошлёт) через плечо зажигалку - и Храм Доктора Хрю взлетает на воздух. Мэнсон - Александр Матросов Магического Джихада. Он подавил огневую точку Соединённых Смрадов. Удар, ещё удар. Система на несколько секунд в шоке... Но никто не поднялся в атаку за его спиной. И это моя свобода - нужны ли слова ясней И это моя свобода, как мне поладить с ней? "Убей меня" - написано на лбу рекламирующего мацу малыша, "убей меня" - несёт из подмышек поющего дурака, "убей меня" - handjive больших пальцев морской свинки считающей выручку, "убей меня" - откинув чёлку на лбу белого кролика с ракеткой в руках. Триумф людоводства - злокачественная жиропа. Общество помнит, что его задача оберегать неполноценных и преследовать здоровых. Пусть рыхлый и дряблый "Спас в силах" в сандаликах, на покрышках dunlop уверенно несёт свою тушку, прогнивая себе жизненное пространство. Своим вызовом Системе Мэнсон зажёг Олимпийский огонь истины и свободы - победит сильнейший. Освобождение планеты от человеческой инфекции невозможно без освобождения от химер, какими бы полезными они не казались. Время, деньги - костыли венецианского купца. Ты - мертвец, напоминает Мэнсон - вот и хорони себя сам. 66 лет Борьбы против предателей, лжецов и глупцов. В недавней книжонке про Мэнсона, автор (в прошлом поп) не скупится на эвфемизмы типа "знак, известный по второй мировой войне" - как видно, не одних пациентов сионистского острова доктора Моро пугают геометрические фигуры. Спектр ужасного вспыхивает яркими красками. Павлин Холокоста набрасывает тень на курорты и корты. No sense makes sense. Праведники уморились на воле (пока Мэнсон сидит за - ум, волю, талант - вот ответ на вопрос "в чём его вина?") - усталость их понятна. Строят сразу две дачи - одну в Беверли-Хиллз под Москвой, вторую - на небе. Из кирпичей от строительства тюрьмы, откуда смеётся над ними свободный, самый ненавистный, самый обыкновенный человек. "I found a hole in the desert that goes down into a river that runs north underground, and I call it a bottomless pit because where could a river be going north underground? You could even put a boa to it. So I covered it up and hid it. I called it... The Devil hole. Безмозглая мощь спрашивает у хитрой немощи от каких врагов её защитить. Женщины судят мужчин и назначают им вышки. Мамины кисы, считает Мэнсон, живут "женским" умом (in a woman's thought) - постменопаузная сорока-воровка с рожицей лейтенанта Коломбо индоктринирует своего котика, как стричь купоны, как управлять миром. По их мнению - Мэнсон - неудача. Лучше бы его не было, лучше провонять всю планету ладаном, выхлопными газами и "One man show". Подарить святому семейству бессмертного пуделя. Начинать каждую проповедь словами: говорила моя мама. Что за дача, вот те удача! По их мнению, успех - это оплачивать срамные кляпы своей козлихи, так, чтобы оставалось на кетчуп и чипсы. "А как наши судьбы как будто похожи..." Меня издавна поражало еретическое родство двух антиподов - Мэнсона и Галича. Ненависть обоих к "гадам-физикам", понимание "автоматного столетия" "где и тени живут в тени", как запрограммированной на самоуничтожение игрушки слабоумных стариков. Готовность дать отпор прогрессу и современности - "в этом доме не бренчать моде, в этом жоме не греметь джазам". Now it's the pigs' turn to go upon the cross. Оба героически сохранили верность неправильно понятой, недоступной пониманию стукачей перманентного правительства, своей правоте. Смелые параллели подобны рукам, протянутым из тьмы веков - с лишённым реальной власти нельзя договориться - им нечего терять. Объединить необъединимое в единый карающий меч - и есть выиграть битву за Несбывшееся. Если ты достоин услышать его Зов. Если бы убийства не прекратились, если бы шквал террора прокатился по смрадам, как гастроли какой-нибудь звезды. Если бы кровавый "Аншлаг! Аншлаг" пробудил дьявольский голод в животах дремлющих на дне пропасти монстров - шок, паралич и неминуемая гибель смертоносного урода США (а следом его любимцев) была бы гарантирована. Как говорится, "Америка давно была бы социалистическая, если бы этот мудак Кеннеди, и не этот пидорас Хрущёв".

 

 

Роберт Арк. Сосин


Свежие слухи о главном

Восток дело тонкое

Странная тяга действующего президента ко всему восточному, вернее дальневосточному, вызывает всё большую озабоченность в национально-ориентированных кругах российского общества. Подписание договора о Курилах, практически отдающего острова японцам, заставляет задуматься: "А казачок-то засланный". Причём нельзя определённо утверждать, что Путин это современный аналог штабс-капитана Рыбникова. Национальная принадлежность Владимира Владимировича темна, как вода в облацах. Китайцы считают его своим, незаконнорожденным сыном императора Генри Пу и. Отсюда и слог Пу в фамилии президента. Кстати, последний император находился в момент рождения Путина на территории СССР (отбывал наказание за сотрудничество с японскими захватчиками). Корейцы тоже считают президента РФ своим, о чём свидетельствует портрет Путина в костюме средневекового корейского вельможи, подаренный ему корейской общиной пока ещё русского Сахалина. В Монголии Путин ещё не был, и ничего определённого о реинкарнации Чингиз-хана сказать нельзя. Но ясно одно, Путин скорее всего то самое воплощение "жёлтой опасности", явившейся в "night mare's" геополитику сэру Хьюстону Стюарту Чемберлену. Не зря в обломках разбившегося Ана, на борту которого находился Артём Боровик были обнаружены фрагменты полусгоревших документов посвящённых антропологическим исследованиям некого субъекта странно напоминающего действующего президента...

 P.S. После визита ВВП в Индию можно ожидать появления на мировом рынке статуэток спящего Будды или танцующего Шивы с до боли знакомым всем россиянам лицом. 


Крик души

Мною руководит ненависть

Капитану III ранга,
участнику ВОВ 1942-1943,
Моему деду!!!
посвящается

Люди проснитесь! Что мы за народ, что мы за страна?, если мы не можем обеспечить своим старикам нормальное будущее?! Я ехал в метро, читал книгу, вся обстановка не предвещала ничего необычного, как вдруг из конца вагона раздался голос, нет не голос рассово-неполноценного урода, но голос русского старика В нём было что-то такое, что заставило меня встрепенуться и забыть про всё, я услышал крик души, оскорбления и ненависти, он не просил, он говорил монотонно, но в конце выявилась фраза: "Я же за вас, суки, воевал... А вчера внука в Чечне убили, что-же вы гады смотрите и молчите...все вы Россию - мать порвали..." С этими словами он дошёл до меня, я не знаю почему, но я вытащил 100 р. и свежий номер "ЛИМОНКИ":
- На, отец, держи, - сказал я и протянул ему всё это, он взял деньги, увидев сотню, он расплакался.
- Целый день хожу, ни одна блядь копейки не дала, отомсти за меня, сынок, отомсти.
- Отомщу, - пообещал я. И я отомщу, сегодня умер мой дед, слава богу он умер имея всё, не в нищете, а большинство умирает не имея ни хера, а бомжи - цыгане (таджики и прочая шушера) цветут (и пахнут). Вставайте люди русские сколько можно терпеть. Путин, мать твою, посмотри, пока вы с жиру беситесь наш старик - "солдат победитель" умирает с голоду. Не бойтесь старики, мы за вас уши им оторвём. Мною уже руководит ненависть. Дело за вами "молодые"!!! Слава Русскому Солдату - Освободителю!!!

Патриот Эрнесто


слушай, товарищ

"Шмели". "Трахни небо", 2000. Троицкий С.Е. КТР

Интерес к украинскому року не случаен. Злобные администраторы из некогда братских республик делают всё, чтобы поссорить наши славянские народы. Во Львове городские власти приняли постановление о залитии горла расплавленным свинцом исполнителям москальских песен. А столичные менты грабят и насилуют приезжих из Украины с настойчивостью серийных маньяков. Но зов Крови сильней козней временщиков. Нежные звуки украинской мовы вызывают в памяти россиянина материнскую колыбельную. Но ЦРУ и Моссад не дремлют. Дорогим россиянам подсовываются космополитические "Вопли Видоплясова" и очередные абрамушки-Интернейшенл "Шао-Бяо". И вот через таможни и контрольно-следовые полосы к нам пробились настоящие украинские исполнители настоящего украинского рока. Это группа "Шмели". Завораживающий вокал Лёли Шмелёвой заставляет мурашки бегать по коже и воскрешает в памяти панночку летающую в гробу по ночной церкви. Тексты написанные Лёлей и Александром Шмелёвыми гремучая смесь бандурных напевов Кобзаря-Шевченко и чеканных ямбов и хореев А.С. Пушкина. Два магнитных альбома группы "Шмели" это не только хороший подарок фанатам рока, но и удар по политике национальной розни, проводимой хохляцко-москалскими сатрапами, типа Кучмы и Путина.

 

Панк революция №9. 2000, Троицкий С.Е. (КТР)

Девятая панк-революция в отличии от первой и второй русских революции к сожалению практически бескровна. Зато в ней участвуют группы: "Террор", "Азъ", "D.R.A.F.T.", "ё.ЖИ", "Пружина", "Ышо-ышо", "Грыби & DJ UDAFF", "Шмели", "Без Дарность", "Атрофия", "Freulein fuck-fuck", "Frankenshpoken". В результате прослушивания девятого сборника "Панк-революции" крыша уезжает ровно на десять метров на юго-восток.

Октоберкинд Квикс

Кассеты можно приобрести:
Москва:
"Железный марш" м. "Петровско-Разумовская", Дмитровское шоссе, д. 46/1;
"Культура", ул. Мещанская д. 1.
Питер:
"Каста-рок", Лиговский пр-т, д. 47;
"Фенька", Нарвский пр-т, д. 23/2.
Курск:
"Леперкон", ул. Горього, д. 63а.
Оптовая продажа, организация концертов:
Москва а/я 17, т. (095) 481 57 35, 8 902 696 60 15, пейджер: 961 33 33, аб. 37579


Видео в "лимонке"

"Некромантик". Реж. Йорг Бутлегерд. Германия. 1997 год

Герой фильма - Роберт - штатный работник морга. Пользуясь своим служебным положением, он подрезает с работы всё, что плохо лежит и накапливает дома целую коллекцию фрагментов человеческих тел. Симпотная подруга его (живая) плескается в ванной, наполненной кровью. В это самое время два бюргера отдыхают на даче. Один собирает яблоки. Другой играется с пистолетом. Неосторожное обращение с оружием - и садовод падает замертво. Блядь, что же делать? Приходится погрузить тело товарища на хозяйственную тачку и везти, опасливо озираясь по сторонам, его через всю деревню, даже ничем не прикрыв, чтобы утопить в лесном болоте. Немецкая практичность. Как раз труп этого садовода наш герой, совершенно обнаглев от безнаказанности, и тырит домой.
- Ух, ты! - радуется его подруга такому счастью, начинает ласкать разлагающуюся тушку и поцелуем благодарит Роберта. Просто идеальная семья. Всё, понятное дело, заканчивается бурным сексом. Она вставляет трупу на интимное место какую-то палку, надевает презерватив, помня о правилах безопасности (разумный выбор - разумный человек), и интенсивно трахается с ним. Так интенсивно, что у мертвяка от напряжения и щекотливости ситуации из всех щелей хлещет гниль и вываливается один глаз. Утром на завтрак была аппетитная мясная отбивная... "Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему", - писал русский литературный классик. Парнягу увольняют с работы.
- Мы так к этому привыкли, ну, где мы будем всё это брать?.. - возмущается его сожительница и уходит от этого неудачника. Прихватив с собой заветную трупешу. Озлобленный на жизнь Роберт решает оторваться на принесённой с улице кошке. Обласкав её и накормив вкусным мясом, он помещает своего питомца в пакет и начинает им х.ячить о стены, пачкая их кошачьей кровью. Мы в ответе за тех, кого мы приучили. По окончании этого, труп зверюшки, положенный на полку, вроде рядом с зубной пастой и щёткой, гармонично вписывается им в интерьер ванной комнаты, лежа в которой наш безработный обтирается калом, выуженным из кишечника животного. Но ему этого мало. Хочется е.ли. С живой проституткой не получилось. Даже на кладбище. Тогда он убивает её. Это лучшее средство от потенции. Теперь всё нормально. Удаётся кончить. Утром, правда, приходится убить и сторожа, который потревожил его сон с любимой. И, конечно же, обязательный хэппиэнд. В своём роде. Роберт кромсает свою плоть ножом, достигнув, видимо, высшего сексуального блаженства. Да, смерть!
P.S. Любителям голливудских сказок и тупой развлекухи беспокоиться не стоит. Фильм отвратителен и мерзок своим реализмом, откровенностью и мрачным философским насыщением, являясь великолепным образчиком интеллектуального кино, которое вряд ли можно будет увидеть в дорогих буржуйских кинотеатрах. Картина эта представляет собой произведение того западного искусства, которое не вписывается в Систему.

Тимофей Фрязинский