№ 149



Слово вождя

Крутой Путин и НБП

Говорят о “крутости” В.В. Путина. Хорошо, вот парусник “Седов” господа французы арестовали по просьбе ничтожной швейцарской фирмы “Нога”. В.В. Путин ни слова не проронил, пока весь этот позор пару недель по всем каналам всех стран демонстрировали. В конце концов французский суд принял разумное решение. Но пока принял, мир увидел, унижение России. Я бы, будучи на месте Путина, узнав о том, что “Седов” задержан, в течении часа отдал бы приказ задержать все находящиеся в Российских водах французские суда. Если бы таковых не оказалось вдруг, задержал бы все самолеты “Аэр-Франс” и все самолеты швейцарской принадлежности. Уверяю вас, что в течении суток “Седов” плыл бы туда, куда ему надо.

Путин не крут, или не так крут как нужно России. Он поехал на Окинаву и торчал там на положении пораженного в правах. В первый день, например, он не участвовал ни в утреннем, ни в дневном заседаниях и участвовал только вечером в дружеском обеде по случаю открытия “саммита”. Не потому что не хотел участвовать, а потому, что не допустили. И это колоссальное унижение. Хотя большинство наших российские СМИ представило “саммит” как победу Путина. Какая там победа, блин, незваный гость он был. Зачем поехал, вот вопрос? Никакие серьезные соглашения на “саммитах” всё равно не заключаются. Из тщеславия поехал. Своего тщеславия? Или российского тщеславия – бедной страны России – Верхней Вольты с ядерными ракетами?

Назначение Кадырова это что, на самом деле? Это фактическое признание того, что войной Чечня не побеждена, что незамоченных в сортирах Путин уже не надеется замочить, это передача, сбрасывание судьбы Чечни самим чеченам. Назначение бывшего боевика, воевавшего против нас в Первую войну абсолютно логично. Басаеву, и ему подобным ребятам будет легче и проще замириться с Кадыровым. И судя по Кадырову легко увидеть каким будет будущий режим Чечни. Ничего для России симпатичного. Но Путин понял, ему объяснили, что больше того, что она сделала, наша Армия не сделает в Чечне. А чеченки рожают в ускоренном темпе, рожают без устали, восполняя потери. Время идёт быстро. Тем чеченским пацанам, которым было в первую войну восемь лет, сейчас по четырнадцать, через лет шесть Чечня опять накопит толпу молодых мужчин, годных для ведения боевых действий. Так что крутой Путин войну не проигрывает. Но уже точно и не выиграет. Всё чего он добился: Чечня будет некоторое время вести себя тише. Если б он был крутой, он бы из Ингушетии чеченских беженцев отправлял бы прямиком строить железную дорогу вдоль побережья Северного Ледовитого: от Ямала до Мыса Дежнёва. Причем отделил бы мужчин от женщин. Но даже Сталин не был настолько крут.

Встреченный нами в подворотне, где он укрывался от дождя, сын Проханова сообщил, что Путин позвонил редактору газеты “Советская Россия” В. Чикину и пообещал, что встретится с Чикиным и Прохановым. Думаю, встретится, чего нет, и наши вожди “духовной оппозиции” пообещают ему поддержку. И он им что-нибудь скажет неопределенное, потому что определённого он никогда не говорит. И Чикин и Проханов после встречи станут считать себя мобилизованными и станут работать на Путина, так же как работали на Зюганова: честно и долго. А в оппозиции останется только НБП. Нам-то никто не звонит и ничего не предлагает. Напротив, власти предлагают друг другу ликвидировать нас как организацию или приостановить нашу деятельность. На заседании состоявшемся 18 июля, судья Таганского суда Зыкова постановила отложить судебное разбирательство по нашему иску против Минюста за 18 сентября. Поскольку Министерство Юстиции потребовало этого, якобы Московская областная прокуратура проводит проверку МОО НБП с целью ликвидации организации или приостановки деятельности ее. Путин ли распорядился о подобной судьбе для НБП или знать не знает, и это самодеятельность прокуратуры, Минюста и суда, нам неизвестно. Если нас “ликвидируют”, то всё равно это будет Путин, при Путине. При Ельцине терпели.

Вместо того, чтобы использовать НБП для работы, которую не может по своему статусу исполнять государство, связанное международными договорами, нас пытаются замочить. Мы можем быть полезны в борьбе за права русских в странах СНГ: в Латвии, Эстонии, в Украине, в Казахстане. НБП сама, без приглашения исполняет эту работу. Члены партии без приказа и по приказу атаковали интересы и здания государства-обидчиков России и русских. Так хотя бы не преследуйте их, если кишка тонка наградить. Если наше государство прощает оплеухи каждый день и подставляет другое ухо, то мы не прощаем обид от Латвии или Польши и от всяких других. Вас беспокоит фирма “Нога”? Дайте нам разобраться с ней, только отвернитесь. Но российское государство настолько неразумно, что кусает своих. Сейчас три уголовных дела, инкриминируемых национал-большевикам по нападению на посольство Казахстана, на посольства Швейцарии и Латвии объединены в одно. Самый последний мент понимает, что преследовать ребят, мягко отомстивших Латвии, где наших стариков-героев гноят в тюрьмах, – последнее дело. Но на ментов давит прокуратура, а на прокуратуру – государство. Поэтому что мы можем сказать о Путине? Для нас он хуже Ельцина. Потому что при нём происходят репрессии против НБП.

Революции, перевороты, обновление государств, возрождение, омоложение нельзя произвести руками прожженных чиновников и ментов. Нужны тотально новые люди. А новых людей Путин не зовёт и не может позвать. В 1918 году Дзержинский брал на работу таких ребят как Блюмкин, которому было 18 лет, когда он был назначен главой контрразведки ВЧК. Почему же он не брал тогда “профессионалов” из охранки, пятидесятилетних управленцев? Потому что рождалась Новая Россия, нужны были тотально новые люди.

У нас старое дряхлое государство, и такие же слуги его: а то, что командует всем этим старческим домом относительно неизношенный Путин, ничего не меняет. Он за всем уследить не может, да и не знает за чем следить. Он что, гений? Нет. А нам нужен гений, масштаба Ленина.

Никаких “ликвидаций” мы не боимся. Если НБП ликвидируют, нам только развяжут руки. Не дадут собираться днём и ходить с флагами по улицам? Будем собираться ночью и станем вдвойне опасны.

Ждём от Вас звонка, Владимир Владимирович.

Э.Л.

P.S. 8 августа в 10.00 в Нижнем Новгороде состоится суд по обвинению нижегородских национал-большевиков во главе с Димой Елькиным в нападении на штаб Союза Правых Сил. Держитесь, парни!




Утопия

“Утопия” – буквально – “место, которого нет”, социальная мечта о самом справедливом устройстве мира. Ровно за четыре столетия до Русской Революции 1917-го англичанин Томас Мор создал свою книгу – “Утопия”, первую критику не только умиравшего фео­дализма, но и новорожденного капитализма. Мор, так нелюбимый западными либера­лами, типа Поппера и Сороса, и нашими доморощенными “демократами” (в статейках, типа, “От Мора и до мора”), нарисовал фантастическую по прозрению картину: социали­стическое княжество с жесткой политической и экономической властью, почти сталин­ская “советская система” с общинной плановой экономикой и даже ГУЛАГом из пре­ступников и военнопленных…

Мор, между прочим, был лордом-канцлером английского королевства, т.е. главой прави­тельства. Способен ли какой-нибудь Касьянов-Черномырдин или Греф написать хоть строчку, о которой будут помнить в мире и четыре века спустя? А данное Томасом Мо­ром определение государства, основанного на частной собственности, как “заговор бо­гачей” – крайне актуально для современной России с её гусинско-березовскими (почти бесовскими) игрищами… Послушайте лорда Мора: “Омерзительные люди, в силу своей ненасытной алчности, поделили в своей среде все то, чего хватило бы на всех”. Потому так и воюют с утопиями адепты современного либерализма, “нового ми­рового порядка”. В нашем мире, после коммунизма, только “остров Утопия” противо­стоит “заговору богачей”…

Томас Мор не был лишь мечтателем-“утопистом” и бюрократом с несбыточными идеями. Одновременно, с написанием “Утопии” Мор возглавлял английскую инквизи­цию… Где твой очищающий огонь, лорд Томас?

Отказавшись признать своего короля Генриха VIII главой английской церкви, Мор был приговорен к смертной казни. Светскому государю он служил верой и правдой во главе его правительства, но власть короля над своей душой не признал… Богу – богово, а ке­сарю – кесарево.

“Сегодня  неплохая погода, приятель!” – обратился Мор к палачу, щурясь от яркого солнца, непривычного после глухих подвалов королевского замка Тауэр. Яркий солнечный свет заливал эшафот. Это были его последние слова…

И навеки остались слова другие: “Поэтому я твердо убежден в том, что распределение средств справедливым способом и благополучие в ходе людских дел возможны только с уничтожением частной собственности; но если она останется, то и у наибольшей и у наилучшей части человечества навсегда останется горькое и неизбежное бремя скорбей”.

И навсегда останется Утопия, Мечта о справедливом мире… Сегодня неплохая погода, приятель!

Вий

 


опыт десятилетия

ПАМЯТЬ

"Память" на марше

Мы начинаем новую рубрику – “опыт десятилетия”, в которой попытаемся осветить современный опыт политической борьбы с 1989 по 1999 годы. До этого периода политики, фактически, не было, а с конца прошлого года её условия кардинально изменились. Но богатый опыт прошедших 10 лет по-прежнему актуален… Мы планируем рассказать о всех внесистемных политических движениях самого близкого прошлого – от РНЕ и анархистов до ДемСоюза. А выбор – с чего начать – тоже не случаен…

 

Время публичной политики в СССР наступило внезапно, стоило лишь у кормила власти встать человеку, который не только не знал каким путём вести наш корабль, но и даже не был уверен в наличии сторон света как таковых. Началась перестройка.

Странное это было время, настолько странное, что если бы не видел всё своими глазами, то и не поверил бы. Ещё висел над Кремлём красный флаг, но висел как-то грустно, обречённо. Я платил комсомольские взносы и дважды в год ходил на праздничные демонстрации. Но демонстрации раз за разом странным образом изменялись, да так, что на последней, первомайской, несли уже не портреты Горбачёва, а по большей части карикатуры на него. А где-то внизу, у ступеней мавзолея стояла маленькая рыжая Раиса Максимовна и плакала. Хотя считалось, что у власти по-прежнему коммунисты, всей партийной идеологией заправлял всесильный секретарь Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлев, нынешний сопредседатель Союза правых сил (!). Олигарх Миша Ходорковский был секретарём комитета ВЛКСМ моего родного Менделеевского института, а кто такие Путин, Березовский и Гусинский знали только в КГБ и Мосаде.

На государственном телевидении и за государственные деньги шли антисоветские и антигосударственные программы, типа “Взгляда”. Правда, не было ещё рекламы сникерсов и тампаксов, зато полным ходом велась реклама стяжательства, беспринципности, индивидуализма, циничного отношения к своей стране, её истории, к социалистическим идеалам. Именно по ящику миллионы советских граждан впервые услышали экзотические слова – “баксы” (их по началу называли “Гринами”), “рэкет”, “путана”… СМИ всех мастей изо дня в день расковыривали устои советского строя и к девяностому году по сути дела всё было кончено: почти поголовно население обеих столиц и крупных городов уверовало в то, что на Западе цветут одни райские кущи, и что у нас они тоже зацветут, стоит лишь прогнать коммунистов и ввести частную собственность.

Зомбирование было столь сильным, что и по сей день многие верят в эту ахинею. Тогда же и вовсе творилось нечто страшное. Самые ничтожные людишки (Гдлян, Попов, Станкевич, Черниченко, Калугин и т.п.) по самому ничтожному поводу собирали многотысячные митинги. Политизация общества была очень высокой, но однобоко-демократической: ныне благополучно забытый, а тогда “передовой перестроечный” журнал “Огонёк” выходил тиражом, превышающим тираж всех нынешних журналов и журнальчиков вместе взятых, а возникшая в дни перестройки либеральная газета “Аргументы и факты” и вовсе попала в книгу рекордов Гиннеса, выйдя не то 100, не то 125-миллионным тиражом. Едва ли не полумиллионные демонстрации “демократов” вкривь и вкось исходили всю Москву. Но где бы не находился конечный пункт шествия, маршрут всегда пролегал мимо американского посольства и тысячи глоток пели “осанну” Штатам – “оплоту свободы во всём мире”.

В этих условиях сохранить разум и занять по отношению к переменам в стране правильную позицию удавалось немногим. И демократы, и “государственники”, и традиционалисты, и националисты – все были едины в своей ненависти к социализму, к СССР. К примеру, немногие помнят, что РНЕ ранее имело другую, “говорящую” аббревиатуру – “НЕ за СССР” (“Национальное единство за свободную, сильную, справедливую Россию”).

Мой политический выбор был облегчён тем, что наиболее активными “перестройщиками” оказались именно те деятели парткома нашего института и курирующего райкома ВЛКСМ, которые своим формализмом и идиотизмом вызывали отвращение не только к партии и комсомолу, но и к самой жизни. Кроме того, довольно загудели институтские евреи, допреж – активные партийцы и незаменимые сборщики комсомольских взносов. Нельзя сказать, чтоб я очень их не любил (ко мне, как члену комитета комсомола они умело подмазывались), но отвращение всё же питал, то самое отвращение, которое свойственно каждому нормальному человеку, не связанному с этим племенем теми или иными узами.

В итоге к демократам я примкнуть не мог, так как считал их адским отродьем, к коммунистам примыкать не было никакого смысла ввиду их полного паралича и бездействия, да и к кондовым националистам не слишком тянуло – своим глупым антикоммунизмом они только способствовали приближающемуся коллапсу.

И как-то весной 1989 года ко мне в руки попала листовка очередной ветви “Памяти” (их было штук шесть, практически неотличимых идеологически, но имеющих вечно конфликтующих амбициозных лидеров). Я уже протянул руку к урне, когда вдруг увидел слова, которых уже отчаялся когда-либо увидеть: “Мы – советская патриотическая организация”.

Организация называлась “Союз за национально-пропорциональное представительство “Память”. Во главе её стоял московский рабочий Константин Владимирович Осташвили (иногда он представлялся по фамилии матери – Смирнов). Познакомиться лично удалось во время митинга профсоюзов у часового завода “Слава”. Помню на трибуну буквально прорвался небольшого роста лысыватый человек лет пятидесяти. Сказал он всего несколько слов и организованный сусальными профсоюзами ноющий митинг взорвался, раскололся на две половины. Сказано было примерно следующее: “Ну, прогоните вы коммунистов. А кто после власть возьмёт? Кто станет капиталистами? Они?” – рука оратора указала на компактную группу вездесущих демократов – “Эти бородатые, пучеглазые, кривоносые? Вы этого хотите?”. И всё, митинг дальше можно было не продолжать, ораторов никто уже не слушал.

Судьба отвела мне всего два года знакомства с Константином, последних два года его жизни. До сих пор не перестаю удивляться, как ему, простому рабочему удалось создать организацию идейно и во внешних формах политической борьбы предвосхитить национал-большевизм.

У этой группы, в отличие от всех других “Памятей” имелся чётко сформулированный политический идеал и конкретный путь его достижения, причём путь, не выходящий за рамки здравого политического смысла. Реализация принципа национально-пропорционального представительства действительно является одним из общепринятых способов достижения национального равновесия в полиэтнических государствах и не ущемила бы интересы ни одного из коренных народов СССР, более того, способствовала бы сохранению Союза, выходу его на новый уровень межнациональной интеграции.

Единственная из всех радикал-националистических протопартий осташвилевская “Память” выступала против восстановления капитализма, резонно полагая, что главными капиталистами окажутся не русские (хотя неприкрытый делёж России между Березовским и Гусинским тогда ещё и в страшном сне не привиделся бы). Пусть эклектическое, но соединение национализма с социалистическими принципами (советский человек – недостающее звено между людьми и богами), отсутствие преклонения перед попами всех мастей, противопоставление веры и церкви, сути и формы, требование сохранения Союза как ядра будущей евразийской империи, требование экономической автаркии – всё это в достаточной степени близко национал-большевизму.

Кроме наличия приличного идеологического основания, эта ветвь “Памяти” выделялась и радикальными акциями в духе прямого действия.

На счетцу организации более десятка сорванных мероприятий политических противников, открытое физическое столкновение с участниками демократических манифестаций (это требовало немалого мужества – многосоттысячная биомасса могла просто раздавить), преследование особо вредных демократов на манер национал-большевистской обструкции Михалкова (Коротич и Евтушенко так и не смогли толком оправиться и выключились из политической борьбы) и многое другое. Почти все радикальные акции, записанные на общий счёт многоликой “Памяти” в 1989-90-х годах – дело рук осташвиливцев. По количеству эфирного времени и количеству уделённых борьбе с “фашизмом” газетных полос эта ветвь “Памяти” вне конкуренции. Одна из самых грандиозных минифестаций демократов – полумиллионное шествие 2 февраля 1990 года – была посвящена именно осташвиливцам.

Та самая демонстрация "демократов" 02.02.1990

Из всех акций, в которых мне довелось принять участие, наиболее примечательными были две – “торжественная встреча” 18 декабря 1989 года участников конгресса евреев СССР (если мне память не изменяет, именно так это называлось), и состоявшийся через месяц в ЦДЛ (Центральном доме литератора) печально известный “открытый микрофон” с объединением писателей за перестройку “Апрель”.

Не смотря на больший резонанс событий в ЦДЛ, первая из перечисленных акций была куда более интересной, радикальной и массовой. Чтобы понять, чем определялся выбор цели, нужно вкратце изложить взгляды этой ветви “Памяти” на еврейский вопрос.

В отличие от классических правых, Осташвили вообще не затрагивал антропологическую и религиозную аномалию еврейства. В этом смысле он был в наименьшей мере антисемитом из всех правых лидеров того периода. Почти не упоминал он и о роли евреев в революции 1917 года. Однако всегда подчёркивал, еврейство всецело противится укреплению, да и вообще существованию любого не либерального или в какой-то степени национально-специфического (т.е. нормального) государства. Как лягушки, будь на то их воля, превратили бы весь мир в обожаемое ими болото, так и евреи, не взирая на национальные особенности и предпочтения других народов стремятся к планетарному утверждению либерального торгового строя, как среды в наибольшей степени им благоприятствующей.

И нет никакого сомнения, что именно евреи, составлявшие основную часть творческой и технической интеллигенции обоих столиц, сыграли главную роль в направлении процесса перестройки по наихудшему, катастрофическому пути. Именно по их злому умыслу был разрушен СССР. Именно благодаря им на наш народ обрушились все беды колониального капитализма и именно их надо винить в начавшемся десять лет назад процессе вымирания русского народа.

Учитывая всё это, Осташвили не мог спокойно наблюдать как в самом сердце нашей страны собрались её разрушители, чтобы скоординировать свои действия, заточить свои жала.

Богопротивный конгресс проходил в здании Киноцентра, что у метро Краснопресненская. Чтобы попасть внутрь делегатам надо было проделать длинный путь по дуге вдоль здания. А здесь, начиная едва ли не от метро, в две шеренги выстроились участники, как говориться, несанкционированного пикета числом побольше сотни, и каждый представитель самопровозглашённого богоизбранным народа был вынужден как бы проходить сквозь строй. При этом он не только читал составленные народным образным языком плакаты, но и получал солидную дозу пинков, плевков и тумаков.

Экзекуция продолжалась ровно академический час, и никто из участников конгресса обойдён вниманием не был. Наравне со всеми досталось и председателю Всемирного конгресса евреев Симхе Нимицу – человеку, ногой открывавшему дверь кабинета президента США.

И нельзя сказать, что мероприятие не охранялось: вокруг Киноцентра бродил наряд милиции из четырёх человек, а около входа в здание по обе стороны стеклянных дверей стояли еврейские мальчики в повязках цвета израильского флага с голубой шестиконечной звездой. Но наряд милиции сразу же оказался зажатым в каком-то углу причудливой архитектуры здания, а мальчики мышками попрятались в глубинах холла.

И хотя через час около Киноцентра в полном составе собрались все окрестные отделения милиции (где и простояли двое суток, вплоть до закрытия конгресса), главное было уже сделано: в ход течения конгресса были внесены необходимые коррективы, в результате чего возобладали панические настроения, воспринятые в чувствительной еврейской среде как команда к сбору чемоданов. Именно измеряемый сотнями тысяч исход евреев в 1990-92 годах резко ослабил поддержку демократов в обеих столицах и обусловил спад демократической истерии к весне 1991 года. Конечно столь массовый исход определялся не только этой и подобными ей акциями, однако и их роль была весьма значительна.

По сравнению с описанным выше, события, громко именовавшиеся “погромом в Центральном доме литераторов” врядли даже достойны были бы упоминания, если бы не беспрецедентная их раскрутка и нашими и зарубежными СМИ, и не их фатальные последствия как для самого Осташвили, так и для организации в целом.

Мероприятие называлось – открытый микрофон ассоциации писателей за перестройку “Апрель”. В ЦДЛ Осташвили действовал также как раньше на встречах с редакцией “Огонька”, творческом вечере В.Коротича и многих других: группа сторонников “Памяти” (человек 25-30, не более) со свёрнутыми плакатами спокойно проходила в зал, занимая верхний ярус. Затем Осташвили обращался к организаторам с просьбой принять участие в дискуссии. Если ему отказывали, он доставал мегафон, а задние ряды вставали и разворачивали плакаты. Под благовидным предлогом защиты слова мероприятие оказывалось сорванным.

Однако на этот раз вышло иначе – ведущий вечера едва успел сказать пару слов, как на сцену вышла критик из “Огонька” Наталья Иванова (видно кандидатура провокатора подбиралась по национальному признаку) и принялась буквально вопить: “Я не понимаю, что здесь происходит! К нам пришли русские фашисты, фашистские собаки! И нечего с ними говорить – их расстреливать надо!” Естественно, это выступление было стёрто со всех аудио- и видеозаписей вечера (магнитофоны и видеокамеру припасли, конечно же, “писатели”), и вышло так, что оголтелая свора хулиганов ни с того ни с сего принялась орать, размахивать плакатами и пинать несчастных любителей перестройки.

Минут через десять после начала суматохи в зал вошли двое милиционеров и как могли попытались развести конфликтующих. Однако у них ничего не вышло, ибо по чьей-то злой воле все двери зала оказались закрытыми (заперли и дверь через которую вошла милиция). Когда же открыли запасной выход, весь вестибюль и первый этаж были серы от мундиров – столько собралось милицейских чинов.

Часть наших повязали на месте, но многим удалось выбраться почти беспрепятственно: милиции мешали горе-писатели. С выпученными глазами, брызжа слюной от ненависти, они бросались на наших, на переодетых оперов и друг на друга, производя впечатление отъявленных погромщиков.

В сутолоке у гардероба я с некоторым трудом получил свою одежду и уже направился к выходу, как ко мне подскочила этакая крючконосая баба-яга и проорала прямо в ухо: “Если вы убьёте хотя бы одного еврея, мы убьём десять тысяч русских! Не забывайте, в наших руках пресса и медицина!”

Признаюсь, тогда я воспринял сказанное как бред воспалённого старушечьего мозга…

А дальше был спектакль суда. О том, что всё было решено заранее говорит хотя бы тот факт, что председательствующим назначили судью с яснее ясного говорящим отчеством – Андрея Иосифовича Муратова (позднее, вероятно за эту услугу, он получил тёпленькое местечко юрисконсульта “Московского комсомольца”). Обвинителями были народные депутаты СССР (несчастный мы народ!) Ю. Черниченко и Ю. Афанасьев, а также не в меру упитанный крючкотвор-адвокат (ныне депутат Госдумы) Андрей Макаров. В разное время к давлению на суд подключались Е. Евтушенко, А. Адамович, покойные ныне В. Листьев и Г. Старовойтова (тоже депутатка) и многие другие, имя коим – легион.

Они добились своего. 12 октября 1990 года Осташвили был осужден по никогда ранее не применявшейся статье 74-й части второй УК РСФСР (разжигание национальной розни). Идиотизм решения суда подчёркивало ещё и то, что уже во всю полыхали межнациональные конфликты в Карабахе и Узбекистане, сотнями гибли люди, и никто за это так и не был привлечён к ответственности.

Через полгода Константина Владимировича Смирнова-Осташвили не стало. Он был найден повесившимся (повешенным?) 26 апреля 1991 года. По словам начальника колонии Осташвили собирались условно-досрочно освободить и он об этом знал. Даже явные злопыхатели и среди них М.Дейч были вынуждены признать загадочность обстоятельств смерти. Возможно, ответ кроется в последних словах Константина на суде, брошенных “общественным” обвинителям: “Когда я выйду, мы встретимся…”

А ещё через четыре месяца рухнула изъеденная червями и личинками короедов великая империя. Говорят, что Союз был обречён, но вспоминая события августа 1991 года я уверен -–будь жив Константин, всё повернулось бы иначе.

И. Минин, разжигатель национальной розни

 


Наша борьба

Руководству Новосибирского регионального отделения Национал-Большевистской партии

стало известно о нападении на магазин французской одежды Le Vall (пересечение улиц Ленина и Октябрьской Революции, возле театра “Красный Факел”). Нападение произошло в ночь с 15 на 16 июля. Фасад и витрины магазина были залиты сильно пахнущим красящим составом, а на станы наклеены листовки с лозунгами: “Грязные французы, руки прочь от парусника “Седов”!”, “Дави Францию как гавно!”, “Очистим Новосибирск от французских магазинов!”. По нашим сведениям, некоторые листовки содержали символику НБП и логотип “Национал-Большевистская партия”.

В связи с произошедшим заявляем следующее:

1. Акция против бутика Le VallЮ несомненно, вызвана возмутительным арестом российского судна “Седов” французскими властями.

2. Проведение акции с использованием символики НБП свидетельствует о том, что её исполнители находятся в сфере идеологического воздействия НБП.

3. Руководство НРО НБП не санкционировало каких-либо акций, направленных против французских интересов в Новосибирске.

4. Руководству НРО НБП неизвестны люди, выражающие свою гражданскую позицию столь радикальным образом. Однако хотелось бы выразить им свою признательность и симпатию.

5. Несмотря на временное снятие ареста с российского судна “Седов”, любые посягательства на интересы России должны встречать мощный отпор в Новосибирске. Совсем не обязательно всем новосибирцам громить французские магазины. Но бойкотировать французские товары следует всем. Такова позиция НРО НБП.

Бойкотируйте французские товары!

Дави Францию как гавно!

Ширак, подавишься русским кораблём!

Руки прочь от “Седова”!

Исполком Новосибирского регионального отделения НБП


Как надо понимать

Согласно официальным российским источникам цифры потерь российских войск в Чечне в неделю составили за последние две недели соответственно 25 и 19 человек.

В год это в среднем 1144 человека убитыми. Представьте себе всех этих мужиков, – лежащими в земле! Целое кладбище! Нам нужна такая война, чтобы наши не гибли. А уж если гибнут, то чтобы “ихних” гибло в сотни раз больше. И чтоб опять в Чечне не воевать. Но этого нет. Ясно что чечены не разгромлены, что это не последняя война. Ясно, что наши жертвы напрасны.

Суету вокруг ареста парусника “Седов” в французском порту Брест.

Парусник добровольно приплывший на регату “Брест-2000” почти конфискован по абсурдному иску швейцарских ростовщиков из фирмы “Нога”. Подобный прецедент уже был описан в пьесе Шекспира “Венецианский купец”, когда старик-процентщик Шейлок требовал кусок спины кредитора в уплату долга. Очень жаль, что Александр I, взявший штурмом Париж, не сжёг его, подражая поведению Наполеона в Москве, и не наложил клейма со своим вензелем на оставшихся в живых французов, по примеру того же Наполеона. Кстати о Наполеоне. Его гробница сделана из уральского камня. Жабоеды! Требуем возвращения национального достояния.

Геморрой, сразивший Селезнева (в результате Дума провожала Березовского и ущемляла права и достоинства региональных баронов под руководством гитлермадхен Слиски).

Геннадий Николаич переусердствовал на ниве партстроительства: он основал намедни собственную партийку невнятной ориентации. Как будто с патриотическим уклоном, точнее -–поклоном: новообразование – очередная виртуальная, бумажно-кабинетная партия. Её назначение – изображать “конструктивную левую оппозицию” (цивилизованная 2-х партийная система в России упорно не формируется, вместо неё – этакая птица-тройка: партия власти, а при ней прикормленные “ультралибералы” и “левоцентристы”-бесхребетники). Партия “селезни” – простите, “Утки России” – должна заменить собой отмирающую КПРФ и мумифицированное “Отечество”. Идея “Уток России” возникла не сегодня и не вчера. С 98 года либеральные аналитики рекламировали интеллигентного г-на Селезнёва, противопоставляя его “неотёсанному” Зю и “фашисту” Макашову. И “медведи” неспроста поддержали его при избрании спикера. …Так вот, оплодотворение идеями, видимо, прошло слишком пассионарно и креативно. Результат – травма. Осторожнее надо быть, господа! Вам же заседать надо на благо многострадальной, но великой России!

По данным медицинской статистики, треть россиян (не исключено, что в действительности гораздо больше) overweight, т.е. страдают избыточным весом.

Надо понимать, что: 1) В относительно благополучных странах (и в России в том числе), где с голоду всё же не дохнут, полнота – болезнь бедняков. Результат обедненного, неправильного питания. Какая у бедноты еда – картошка с хлебукой да хлебушко с картошкой. Для “расширения сознания” – пиво. Фитнесс-бодибилдинг, понятно, недоступны. 2) Гипергабориты гг. чиновников и буржуазии свидетельствуют в первую очередь о жлобском раздолбайстве и неумении следить за собой, хотя средства вроде есть. И эти уроды управляют Россией! 3) Следует отметить, что по количеству толстяков до Америки нам всё же далеко. Значит, не всё потеряно. Энергичные, злые, подтянутые звери одолеют неповоротливых, расслабленных жирных скотов.

В городе Смоленске убит Серей Новиков, президент радиостанции “Весна”, и бизнесмен. Убит по классической схеме: в подъезде.

Мы не знаем направленности радиостанции “Весна”, то есть не знаем радоваться или рвать волосы на голове по поводу отхода в мир иной ее президента. Однако Путинская диктатура закона не установилась в российских подъездах. Это однозначно. Скорее установилась диктатура беспредела.. В российском городе человека легче убить, чем в Чечне. В утешение гражданам, государство наладило налоговую полицию, довело её до уровня ратвейлеров и питбультереров.

Дожди, дожди, осадки, штормы, дожди в столице.

Гнилая столица гнилого государства. Скоро образуются вонючие болота. Здания уже проваливаются.

Массовые отравления мутантной бледной поганкой. Число пострадавших в целом по стране приближается к тысяче.

26 марта с.г. десятки миллионов граждан РФ (более 50 % избиравших президента) отравились мутантной антропоморфной Бледной Поганкой. Результат: икать предстоит всей стране, похоже, долгое время. На этом фоне летний рецидив бледнопоганочного массового отравления представляется трагичным (бесспорно!) но куда менее значительным эпизодом. Над которым тем не менее следует задуматься. Ясно, что не от сытости великой ломанулись россияне в леса, собирать и лопать всякую дрянь!

Слухи о готовящейся канонизации Николая Романова (экс-императора) Русской православной церковью.

Эти идиоты хотят новый раскол – они его получат. Возникнет независимая народная “катакомбная” церковь, которая канонизирует Св. Владимира Симбирского, Св. Иосифа Осетинского, Св. Лаврентия Карающего, и призовёт нацию к священной освободительной войне – русскому аналогу джихада.

Модный хит команды “Руки Вверх” – “Ай-яй-яй, девчонка (где взяла такие ножки)”.

Самое прикольное, что песенка эта – раритет. Несостоявшийся суперхит конца 80-х и тотального дефицита. “Ножки” – ножки Буша – куриные окорочка. “Где достали, девушка? Ай-я-яй, какая крутая-деловая! А познакомиться можно?” Круче знакомства с удачливой доставальщицей ножек тогда считалась только любовная связь с валютной барышней или с Раисой Горбачёвой. Не пробились тогда пацаны, помешал “Мальчишник”, наставлявший, как держать штаны. Ну, а теперь восторжествовала справедливость.

 


24 июля 2000 г. – 172 года со дня рождения Николая Гавриловича Чернышевского.

The best of Чернышевский.

“Вот мой образ мыслей о России: неодолимое ожидание будущей революции и жажда её”.

“Исторический путь – не тротуар Невского проспекта; он идёт целиком через поля, то пыльные, то грязные, то через болота, то через дебри. Кто боится быть покрыт пылью и выпачкать сапоги, тот не принимайся за общественную деятельность”.

“Не только в самодержавных государствах, но и в Англии, и в Соединенных штатах правительство может издавать множество законов и распоряжений независимо от народного желания”.

“Можно чему угодно хорошему навязать столько дурных результатов, что можно будет назвать его дурным. И наоборот, чему угодно дурному навязать столько хороших последствий, что можно будет назвать его хорошим”.

“…Главное дело в том, чтобы работники приобрели искусство сами управлять предприятиями, в которых работают; цель новых форм та, чтобы работники сделались из наёмных людей хозяевами”.

“Что такое партия? Союз людей, имеющих одинаковый образ мыслей о политических и общественных вопросах. Следовательно, не принадлежать ни к какой партии – значит не иметь никакого образа мыслей”.

“В стране, где положение массы бедственно, никакие учреждения не могут действовать хорошо, да и ничего серьёзно хорошего не может быть”.

“Кому хорошо настоящее, у того нет мысли о переменах; кому оно дурно, у того она есть, независимо от обладания историческими знаниями, или хотя бы полного отсутствия их”.

“Всё хорошее настоящее приобретено борьбою и лишениями тех людей, которые готовили его; и лучшее будущее готовится точно так же”.

“Без войны никакой народ ни от какого чуждого ига не освобождается”.

Подготовил Ю. Зябин

г. Балашов

 


Смело товарищи в ногу!

Ночные прогулки екатеринбургских нацболов.

Похоже, гулянья под покровом ночи для нас стали доброй традицией. Еженедельно, натянув свои подкованные башмаки, мы идём наслаждаться ночной прохладой и дышать свежим воздухом. А чтобы похождения эти не были пустой тратой времени, мы вооружаемся краской, кисточками, клеем, листовками и ещё кое-чем. Вот лишь два эпизода нашего активного вечернего отдыха.

Эпизод первый: “Как был повешен буржуй!”

Договорились встретится в полночь. Акции предшествовала тщательная подготовка: изготовление чучела, подготовка автомобиля, выбор места повешения, разработка маршрута прибытия и возможной экстренной эвакуации.

“Буржуй” получился неплохой, но странноватый: одет он был в шелковый пиджак, спортивные штаны и кроссовки. Масштаб: 1 к 1. Решено было вывешивать его над центральной улицей города – улицей Ленина, на железнодорожном мосту.

В 24.00 вся группа была на месте, но мы не учли, что летом темнеет гораздо позже, а посему наша акция будет несколько открытой. Посовещавшись, группа разделилась на два подразделения: трое, вооружившись краской, кисточками и листовками, решили прогуляться по окрестностям; двое остались стеречь машину. Чучело спрятали в багажник авто, дабы он не пугал своим видом добропорядочных уральских бюргеров. Пока темнота доходила до нужной кондиции, окрестности местного “Белого дома” а так же здание госкомимущества были обклеены и раскрашены нашей “продукцией”. После разминки мы приступили к основной части нашей операции.

Оставив машину в близлежащих гаражах и выставив часового, мы по насыпи залезли на мост. Бомж, нагло расположившийся на предполагаемом месте нашей акции, был прогнан пинками и угрозами. Двое бойцов принялись привязывать “буржуина”, а третий доканчивал остатки краски и листовок. На грудь нашему висельнику прицепили табличку с пояснением для особо тупых граждан и ментов. Максимально быстро завершив свои действия, “опергруппа” вернулась к машине.

Сделав “круг почета” мы подъехали к мосту. Наш “буржуйчик” висел, весело побалтывая ножками, и в ночных сумерках выглядел, “как живой”. Операция завершилась обзвоном пейджеров различных СМИ, а так же утренним посланием по факсу дружественному информационному агентству нашего коммюнике. Комиссар-гауляйтер Руслан объявил участвовавшим в акции партийцам благодарность. Отблагодаренные партийцы выпили по бутылке пива за успешное завершение операции.

Эпизод второй: “Двое в ночном городе”.

Прогулки решено было сделать традиционными. Было принято решение помимо листовок и графити зомбировать обывателя растяжкой. Операция задумывалась так же масштабной: с применением автотехники и большой группы товарищей. Комиссар-гауляйтер Руслан сварганил новую листовку, остальные партайгеноссе подчистили свои домашние архивы с остатками от прошлых наших акций. Но обстоятельства вмешались в наши планы. С автомобилем случились технические неполадки, которые устранить своевременно не удалось. Минус один. Растяжка с нашим “Капитализм – дерьмо!” тоже не была сделана. Один из товарищей в ожидании действий переусердствовал с пивом, и его мы были вынуждены отправить домой. Минус два.

Итак, нас оставалось только двое, автор этих строк и партайгеноссе Василий. Но наша немногочисленность и отсутствие средства передвижения нас не смутило. Часы показывали 22.00, а мы уже вышли на “тропу войны”. Очередной раз были раскрашены и заклеены окрестности “Белого дома” и здание Госкомимущества. В почетные нацболы были посвящены (читай: заклеены листовками) уральские писатели Мамин-Сибиряк и Павел Бажов. Не обошла эта честь и памятник Татищеву и де Генину (в простонародье Бивису и Батхеду). Раскраске и заклейке подверглось любимое место гулянья горожан: парк вокруг плотинки. Столб на нашем пути так же становился объектом нашего творчества. Все это делалось на глазах изумленных обывателей, выгуливающих своих телок.

Ближе к полуночи были приведены в соответствующий вид территории вокруг ненавидимого нами Кировского РОВД: примыкающее к нему здание архитектурной академии и кондитерская фабрика, стоящая радом с местом расстрела Николашки II. Подземный переход неподалеку так же “подвергся осквернению фашистских подонков”. Наша ненависть к этому ментовскому притончику объясняется не только наличием в нем жандармов. В сим заведении в свое время побывали по-моему все наши партийные товарищи, как нынешние, так и отколовшиеся.

Далее был изрисован нашими графити гаражный комплекс – огромное кирпичное здание, прекрасно просматривающееся как с железной дороги, так и с автомобильной. Затем мы двинулись вдоль железнодорожного полотна, не обходя своим вниманием стены гаражей бюргеров. Наш марш-бросок мы вынуждены были прервать из-за окончания клея и краски. Банки из-под них полетели в проходящий мимо поезд. Но оставалось еще немного листовок.

Мы добрались до моста, где когда-то висел наш буржуй. Там никого не было. Мы подарили листовку скучающей киоскерше (на мосту расположена ж/д станция) и “уставшие но довольные” пошли домой, оставляя на скамейках листовки.

Но наши приключения на этом не закончились. Навстречу нам проходил какой-то чувак лет тридцати. Василий обратился к нему с невинным вопросом, на что получил сверхнаглый ответ: “Пошли на х..!”. Мы онемели от такой наглости на некоторое мгновение, а таинственный матершинник уже во всю сверкал пятками. На наш “стой сука!”, он только прибавил ходу. Мы пустились в погоню, но сказались километры нашего ночного маршрута и приличная фора в пользу этого жлоба.

Злость была сорвана на попавшейся на нашем пути стеклянной витрине, на которой ублюдочный Децл предлагал подключаться к самым-самы. Под мощным ударом ноги партайгеноссе Василия стекло разлетелось, а сам репернутый недоросль как-то поник. Тупой малолетка не понимает, что к самым-самы, каждый в свое время, мы екатеринбургские национал-большевики уже присоединились. Борьба продолжается. И мы совершим еще не одну прогулку на свежем воздухе.

Партайгеноссе Олег

 


Даёшь дезу!

В № 146 “Лимонки” вычитал интересную идею о том, что наша задача – сделать жизнь в реакционной путинской России веселее. Целиком одобряем. Мало того, жизнь в нашем зелёном городе благодаря местному отделению Национал-Большевистской партии давно стала ужасно веселой. Нет ничего интереснее, чем черпать слухи о себе из региональных газет. Порой простым нацболам необходимо мирно пить пиво и читать прессу, чтобы, не делая ни малейшего усилия, стать национальными героями. Иногда даже, думаю, а не послать ли на … все наши пикеты, митинги, листовки и время от времени появляться в людных местах с девушками, чтобы не забыли, а всю работу за нас в это время будет делать огромный поток дезинформации, переплетенной с элементами правды, обрушившийся в последнее время в виде слухов и народных сказаний на НБП.

Первую байку я услышал после 1-го мая 2000 года, когда наше отделение пусть и пока малочисленное (чего вы хотите от столицы Чувашии) в метель вышло на демонстрацию месте с 200-ми бабушек из КПРФ и полусотней ментов. В тот день в 5 утра из постели люди с автоматами забрали комиссара Громова, привезли его в РОВД, долго изучали шнурки на его обуви, а потом заявили, что нацболы, “по их информации” хотели устроить 1-го мая побоище под кодовым названием “белые шнурки”. Белые шнурки нам, оказывается, нужны были, чтобы отличить друг друга на демонстрации от ментов и старушек. Кого из них (ментов или старушек) мы собирались бить, я, правда, так и не узнал. Обо всём этом напечатали в газетах. Был кайф.

Одного из наших забрали в ФСБ прямо из института. Он рассказывает, что с тех пор про него ходят среди студентов какие-то странные слухи, что он будто хочет что-то взорвать. Что именно, тоже не уточняют.

Но это мелочи. Со “взрывной” тематикой у нас связаны куда более интересные истории. 22 июня ровно в 4 часа (дня) перед заседанием к нам в штаб вломились люди в бронежилетах. Не обошлось и без автоматов. Заявив, что “по их сведениям” в здании заложена бомба, они принялись обыскивать нашу комнату. (Хотя в штабе еще около 10 комнат.) В результате обысков (собаку, как положено, они “почему-то” не привели) стражи порядка выудили из корзинки с мусором склянки с марганцовкой и удобрениями и увезли их на экспертизу. Долго сожалел, что не налил в склянки мочу – не пришлось бы сдавать анализы для военкомата.

Как нам сообщили позже, звонок о бомбе был сделан в органы некой дамой, которая, оказывается, через несколько дней после штурма снова звонила в милицию и утверждала, что мы уже успели приготовить новую порцию реактивов. (Историю мне поведали бабушки из КПРФ, уж они-то сочинять не будут). Но бабушки из КПРФ тоже оказались жертвами дезы. По-моему, никакой дамы не существовало, просто НБП ныне даже в Чебоксарах самая опасная организация, и нас решили на всякий случай нейтрализовать пред предстоящим 24 июня визитом Путина (но он в Чувашию не приехал. Выбрал вместо нашего “агадуя” татарский  “сабантуй”, где, как вы помните, всенародно избранный, вылавливал монету из ряженки и занимался армреслингом с женщинами). Результатом акции под названием “отберём у НБП все склянки из мусорной корзинки” стали несколько перепуганных бабушек из КПРФ, сорванное заседание и классная статья в местной газете (все корреспонденты с чувством юмора, которым не хватает в провинции тем для фельетонов, давно наши корефаны). Но прочитав эту статью, я вновь был глубоко озадачен. Как выяснили корреспонденты в РУВД, нашего комиссара, оказывается, низвергли рядовые нацболы (2-е отделение в городе объявилось, что ли?..). Комиссар об этом узнал последним.

Одним словом, приколов, связанных с нашим именем, хватает. В связи с этим хочу выдвинуть новый актуальный лозунг: “Даёшь дезу!”

Земля Русская издревле полнится слухами. А ныне, в эпоху бледных поганок, с нашей стороны было бы просто не уважением к собственному народу не пытаться сделать жизнь веселее!

Кстати, буквально сегодня слышал от одного гопника, что какие-то нацболы по ночам бьют реперов, причем настигают своих жертв, спрыгивая в самый неожиданный момент с деревьев.

Закончу печатать эту статью и пойду звонить нашим – не терпится узнать, кто из них по ночам удосужился лазать по деревьям…

Нацбол-чуваш, г. Чебоксары

 


Интеллигенция и Революция

Турция. Стамбул. Меня познакомили с директором издательства политической литературы. Оно состоит из мужа директора и жены – переводчицы. Издательство отнюдь не процветает – насколько я понял, тот наёмный работник, которого я видел, был и единственным. Но, увидев каталог изданий, переведённых и изданных за последние годы, я был потрясён. Там были десятки книг русской, советской классики и мировой классики, учебники марксизма-ленинизма, собрание сочинений Че Гевары, общественно-политические издания... У нас в Москве для подобной работы задействовались целые институты с сотнями работников и переводчиков!

Я поинтересовался, что пользуется наибольшим спросом – оказалось, роман Чернышевского "Что делать?". К сожалению, имел место двойной перевод с французских или немецких изданий; ни муж, ни жена не знали русского языка. Они сохранили приятные воспоминания о работниках стамбульского консульства, с которым поддерживались отношения до 1991 года, те помогали подбирать книги для перевода. Однако здесь позвольте мне не согласиться с турецкими товарищами.

Дипломатические представительства во все времена рассматривались как глаза и уши в чужой стране. Целью их было быть в курсе внутренней жизни иного государства. США, например, при подборе работников  посольства на Украине стараются набирать персонал из американцев украинского происхождения, в Молдове – из потомков молдаван. Но только в условиях вконец разложившегося ревизионистского руководства СССР, направления на дипломатическую работу стало синекурой для малограмотной партийной номенклатуры, оказавшейся не у дел, зачастую не умевшей ни говорить, ни читать не только на местных, но даже на европейских языках.

Я был знаком с переводчиком с английского в Иране. Он был хорошим парнем – но нужны ли такие переводчики при пяти миллионах советских таджиков, говорящих в Иране фактически на родном языке? Информированность посольства о стране была соответствующей. "Такое ощущение, что политические деятели исламской революции как бы выросли из-под земли" – рассказывал он о тех событиях в Иране.

В нашем посольстве в Венгрии, где мне пришлось пожить несколько дней в 1989 году, я каждый день проходил через проходную рядом со стойкой журналов и газет, на который были подписаны работники посольства. Здесь было множество "демократических" изданий: "Огонёк", "Известия", "Комсомольская правда"... Но почему там не было ни одного издания на венгерском языке, разве не живут в Закарпатье триста тысяч этнических венгров, из которых должен был быть сформирован персонал посольства? Как могут понимать сотрудники ситуацию в стране, не говоря, не общаясь и не читая на венгерском языке? Вспоминая бронированные решетки посольства, мне припоминаются слова лидера Рабочей партии Курдистана Абдуллы Оджалана: "В средневековых крепостях, окружённых толстыми стенами, было безопасно. Но социализм, который защищает себя при помощи стены, находится в постыдном положении. Капитализм должен сооружать стены. Это капитализм должен запереть себя в замки типа феодальных герцогств".

Почему для турецкого издательства, которое за свой счёт, за свои средства перевело десятки изданий русских книг, могучий и великий Советский Союз, в лице своих дипломатических представительств, не сумел оказать техническую помощь? Неужели трудно было найти аспиранта-филолога азербайджанской и туркменской национальности, который приехал бы с чемоданом книг, переведённых в его республике напрямую с русского языка? Они бы могли вместе чуть редактировать переводы, сделанные когда-то на родственные тюркские языки и издавали бы в Турции каждый месяц по новой книге русских и советских авторов.

Можно многое говорить о номенклатуре, загнивании, кумовстве, тупости, безграмотности. Но турецкие коммунисты из Революционной народно-освободительной партии отвечают на подобные вопросы просто: "виноват ревизионизм", и они совершенно правы.

Я внимательно присматривался к заголовкам книг в библиотеках и книжных шкафах. Многое было хорошо знакомо – работы классиков марксизма-ленинизма, книги Мао, Че Гевары, Фиделя Кастро. Но временами их содержимое ставило меня в тупик. Похоже, что теоретическая мысль наших обществоведов застыла со смертью В. И. Ленина, в крайнем случае И. В. Сталина. "Знаете, – сказал я в издательстве, – у нас обществоведы не то что не читали, но даже не имеют представления, кто такой Карлос Маригелла".

Мои собеседники удивлённо переглянулись: "Неужели?". Затем, подмигнув, с заговорщическим видом достали четыре книги, изданных в разные годы турецкими издательствами. Я долго и внимательно разглядывал названия, авторов, год изданий и прочие атрибуты.

Брошюра бразильского революционера К. Маригеллы была мне заочно известна. Впервые изданная посмертно, объёмом в девяносто страниц, она была переведена на множество языков, включая турецкий, и стала современной классикой революционеров всего мира.

Припомнить полковника Альберто Байо мне помогла ссылка на оригинал перевода – Гавана, 1960-й год. Конечно же, этот старик тренировал отряд Фиделя Кастро в Мексике, перед отправкой яхты "Гранма" на Кубу! RAF-kollektive – это материалы немецкой городской партизанской организации Роте Арме Фракционен, которую за 27 лет существования так и не сумела разгромить вымуштрованная служба безопасности ФРГ. А вот кто такой венесуэльский революционер Дуглас Браво, я не знал. Приехав домой и подняв свои англоязычные архивы, я нашёл какие-то ссылки на его знаменитую дискуссию конца шестидесятых годов с Фиделем Кастро о тактике революционной борьбы. О чём шла речь и чем Д. Браво так известен, я не знаю до сих пор. У нас в СНГ, несмотря на множество диссертаций по марксизму-ленинизму,  современная теоретическая мысль находится в пеленках.

В библиотеке редакции, фактически находящейся в нашей спальне, книги были разные. Там было множество известных, малоизвестных и совсем неизвестных мне авторов. Рядом с революционными и публицистическими изданиями были мемуары Леха Валенсы, польского президента-антикоммуниста. Врага надо читать в подлиннике, – считают турецкие коммунисты. Там же лежали, вероятно, подаренные зарубежными гостями книги на английском, французском, испанском. На стеклянной дверце книжного шкафа красовалась потерявшая уже актуальность красочная наклейка "Сражающийся Сальвадор" – представители повстанцев этой далёкой маленькой страны явно когда-то были в гостях в этой комнате.

В Стамбуле хорошо работают не только левые пропагандисты. В магазине исламской книги в Стамбуле я купил прекрасно изданную брошюрку для русских детей "Как надо молиться". В отличие от чудовищных и косноязычных русских вариантов туристских проспектов о главном городе Турции, где его называют на одной странице Стамбулом, на другой Станбулом, а на третьей даже Санбулом, это и другие мусульманские издания написаны великолепным литературным русским языком.

На экране телевизора показали новости – недавнее мощное наступление в колумбийских джунглях двадцатитысячной армии повстанцев Революционных вооружённых сил Колумбии (РВСК, FARC). Молодёжь редакции одобрительно зашумела – все знали что там происходит и реагировали, как и положено, в духе пролетарского интернационализма. На своём месте и прогрессивные сотрудники турецких телеканалов, в большом количестве проталкивающие нужную для левых информацию. Но почему ни один человек в редакции не подозревает о существовании неподалёку от Стамбула Приднестровской Молдавской республики? Почему трагическая судьба возникновения и фактической капитуляции говорящей на родственном языке Гагаузии, осталась совершенно неизвестной в левой турецкой газете, насквозь пропитанной интернационализмом?

Я всё подробно рассказывал, показал карты. Но не даром ли ест свой хлеб приднестровская и московская творческая интеллигенция? Где приднестровская страница Интернет на европейский языках, где их европейский представитель, который есть у любой уважающей себя левой организации мира? Боюсь, что если даже революционная интеллигенция в Турции не подозревает о существовании осколка Советской власти у себя под боком, долго придётся ПМР ждать своего дипломатического признания.

К сожалению, стены, которые создал вокруг себя ревизионистский социализм, ещё стоят – в душах людей. И если для нашего врага дырявые СНГовские границы не помеха, то для нас они существуют…

А.Сивов


Как надо понимать

Непрекращающееся мелькание Путина на телеэкранах.

Когда сотый раз видим Вову в эфире

Нам хочется сделать ему харакири

Отказ Березовского от депутатского мандата из-за несогласия с президентской политикой.

Его пример другим наука,

Но дзюдоист такая сука!

Падение в Париже сверхзвукового авиалайнера “Конкорд”

Пусть вас сомнение не гложет, -

Рожденный ползать летать не может

Страсти вокруг восстановления памятника Дзержинскому напротив “соловецкого камня” в честь “жертв репрессий”.

У камешка собаки ссут,

Торгуют наркотой,

Но скоро встанет Феликс тут

Железной горой…

Послушное принятие губернаторами президентских законопроектов, ущемляющих их полномочия.

Успешно прошла процедура кастрации,

Так Кремль решил за Совет Федерации!

Очередной Московский Международный Кинофестиваль под президентством Никиты Михалкова

Пусть Михалков живёт всё краше,

Но стынет место у параши…

И он не зря суров и хмур –

Не перечесть в России кур!

Визит президента РФ в Северную Корею

Ким Чен Ира круты меры:

Принят Путин в пионеры…

Предложение начальника генерального штаба расформировать Ракетные войска и передать их в состав ВВС.

Квашнин не трогай “тополя”,

А не то замочим, бля!

Ситуацию в Чечне.

Распоясался бандит прямо охренительно,

Видно орган не стоит правоохранительный.

Освобождение из индийской тюрьмы пятерых русских лётчиков.

Если наш российский лётчик

В жаркой индии сидит,

То у нас срока получит

Каждый встречный кришнаит.

Принятие Государственной Думой второй части Налогового Кодекса

Просыпаюсь с бодуна,

Денег нету ни хрена.

А в Госдуме бандерлоги

Вводят новые налоги!

Планы о проведение чемпионата Европы по футболу 2008 года в России.

Вы подготовьте стадионы,

А мы взрывчатки мегатонны.

И вашим черепом нацбол

Сыграет в истинный футбол…

 


Разруха

Ядерная зима 2000

Вполне возможно, что новое тысячелетие независимая Украина встретит уже без энергетики – ужасного пережитка российской оккупации. Её энергосистема давно уже работает в аварийном режиме, где-то между двумя понятиями: “дышать на ладан” и “сыграть в ящик”, но пока еще ближе к первому. И вот украинское правительство, видимо помнящее завет Ницше “Падающего – подтолкни”, решило не медлить с развязкой и не позже 15 ноября закрыть Чернобыльскую атомную станцию. До сих пор украинским властям удавалось как-то выкручиваться, восполняя недостаток электроэнергии в основном за счёт России: то тихо подворовывали нефть и газ, то вдруг бурно воспылав объединительными страстями в духе Лукашенко, воссоединяли в первую очередь линии электропередачи – до тех пор пока российские энергетики успевали подсчитать убытки. И на этот раз ничего страшного они не ожидают: остановится Чернобыльская АЭС, производящая 3 % электроэнергии, – значит придётся в Крыму и Донбассе выключать свет не на 4-6 часов в сутки, а на 8-12, только и всего.

Первый звонок прозвучал прошлой зимой – пиковые нагрузки вызвали падение частоты в сети ниже 49 Гц и, как следствие, – остановку ядерных энергоблоков, чьи турбины наиболее чувствительны к изменению частоты. Без технических подробностей не обойтись: Чернобыльская АЭС – единственная на Украине атомная станция с реактором типа РБМК, который не выключается автоматически при падении частоты ниже критических 49-ти Гц (регламент допускает работу в этом режиме в течение 5 минут, после чего реактор должен быть заглушен вручную). Персонал станции сработал чётко: впоследствии выяснилось, что критическая ситуация, когда энергоблоки отключались один за другим, а операторы энергосистемы в панике отрубали электричество у всех подряд, продолжалась 4 минуты 55 секунд. Пяти секунд не хватило для полного схлопывания “нэзалэжной” энергетики (специалисты знают о чём речь – переходные процессы в сетях влекут за собой катастрофические последствия). Разумеется, ни одно добро дело не должно оставаться безнаказанным – сотрудники ЧАЭС первыми из украинских атомщиков останутся без работы.

Следующее предупреждение властям – снова со злополучной станции, чей последний работающий энергоблок был остановлен в начале июля: ливень затопил дизель-генераторы – необходимый элемент системы безопасности. Этот незначительный случай – предвестник будущих катастроф; чётко прослеживаются их контуры: природный катаклизм встречает обветшавшее оборудование – и всё, в буквально смысле – туши свет.

Третий и последний звонок перед началом представления под названием “Крах украинской энергетики, промышленности и остального наследия тоталитарного прошлого” раздастся предстоящей зимой. Сценарий этой пьесы готов: холодная зима, нехватка энергоносителей (Россия – не бездонная бочка, у каждой шутки должен быть предел, и кажется три миллиарда долларов долга – это и есть предел), изношенное оборудование, возможны импровизации со стороны рядовых членов труппы как то “оператор после вчерашнего” или “подшипник, отслуживший три срока подряд”. Успех премьеры будет зависеть от действий персонажей аналогичной российской драмы: “Толик с рубильником” (в главной роли  непревзойдённый А.Б. Чубайс), “Степаныч с трубой” (коллективная роль для членов российского правительства и руководства Газпрома) и т.д. Гаснущие экраны телевизоров – как занавес, после чего последуют бурные аплодисменты населения, которому до сих пор кажется, что всё происходящее – только бесконечный ежевечерний телесериал под рабочим названием “Разборки в верхах”. После антракта (смена декораций – телевизоры и домашние тапки уступают место телогрейкам и печке-буржуйке) на сцене появляются новые действующие лица, известные пока как “Политические экстремисты, только и ждущие обострения ситуации для того, чтобы придти к власти”. Дальше – увидим.

X-Ray

 


Анализ

Важен ли результат?

(Зависимость начала развертывания Противоракетной Обороны (ПРО) США от темпов разоружения РФ)

Наиболее вероятной реакцией нынешнего руководства РФ на неуспех испытания американской ракеты-перехватчика будет, прежде всего, отсутствие какой-либо адекватной реакции. Это легко объясняется (даже если временно абстрагироваться от тезиса, что во внешней политике РФ отсутствуют интересы, сколько-нибудь противоречащие интересам США) тем, что в условиях отсутствия какой-либо концепции во внешней политике РФ последняя становится лишённой смысла, а для тех, кто по занимаемой должности вынужден этим заниматься, оценка деятельности не связана с получением конкретных результатов. Поскольку людям свойственно оценивать мотивы поведения других по своему образу и подобию, то в данном случае, если смотреть с позиций руководства РФ, деятельность США в области создания ПРО столь же лишена смысла, как и собственная имитация внутренней и внешней политики, не связанная непосредственно с получением конкретной выгоды для весьма узкого круга частных лиц.

Если же не прибегать к эмоциональным оценкам, преодолеть устойчивую неприязнь к абстрактным логическим умозаключениям и проявлять интерес к содержанию предмета, а не к его форме, то вывод в большинстве подобных случаев меняется на прямо противоположный. В этом контексте вопрос о возможности свертывания США программы национальной ПРО и отказ от дальнейших исследований и разработок в этой области выглядит скорее риторическим. Фактически возможен только временный перерыв в проведении испытаний, длительность которого непосредственно связана с окончанием предполагаемой в соответствии с договором СНВ-2 ликвидации русских тяжелых межконтинентальных баллистических ракет (БМР) шахтного базирования с разделяющими головными частями (РГЧ). Что касается формальной стороны вопроса, то развертывание национальной ПРО является одним из основных тезисов программы республиканской партии США, избрание кандидата в президенты от которой фактически предопределено по многим обстоятельствам.

Парадоксально, но факт, что видимый неуспех испытаний вместе с вынужденным перерывом существенно облегчает непосредственно саму реализацию договора СНВ-2, который теоретически мог быть пересмотрен в случае успешного исхода испытаний. Иначе говоря, если бы аварии при проведении испытания ракеты-перехватчика в принципе быть не могло, то произошедшее вполне стоило бы искусственно запланировать. Отсюда несложно сделать оценку времени следующего испытания: как только в соответствии с СНВ-2 будет ликвидирована последняя наша шахтная МБР с РГЧ, так для США исчезнет последнее внешнее препятствие на пути полномасштабного развертывания системы национальной ПРО.

P.S. Декларации о стратегическом партнерстве с Индией и Китаем, принятые непосредственно перед саммитом “G-8”на Окинаве, в случае подкрепления их реальными действиями создают предпосылки для перемены проводящегося в течение последних 12 лет внешнеполитического курса РФ. Взаимоисключающие обязательства, данные руководством РФ стратегическим противникам, каковыми являются США и Китай, неизбежно приведут к обострению отношений с одним из них в тот момент, когда США приступят к созданию ПРО. Если принимать во внимание тот факт, что руководство МИД РФ со времён Шеварднадзе, Козырева и Примакова укомплектовано преимущественно агентами влияния США, то уже в следующем году можно ожидать обострения отношений с Китаем как следствие невыполнения принятых деклараций о стратегическом партнерстве.

Александр Неспящий


Цитата

Кому суждено быть повешенным, тот не утонет

Русское народное

А вас, Штирлиц, я попрошу остаться… в Японии

Группенфюрер Мюллер

 


Беседовал. Спорил. Смеялся.

Электричка. Одна из многих. Такая же, как и сотни других. Люди. Разные. Пьют пиво. Играют в карты. Читают газеты. Книги. Беседуют. Спорят. Смеются. Довольные. Отработали. Отучились. Едут домой. Будет ужин. Обязательно будет. Телевизор. Крепкий теплый сон.

Входит он. Сгорбленный. Немощный. Одинокий. Старик. В глазах страх. Оправа очков скреплена старой советской синей изолентой. Одно стекло треснуто. Плащ. В нескольких местах неумело, как-то по детски, заштопан. Воняет затхлым. Что-то еле слышно говорит. Одышка. Воевал. Просит подаяния. Чтобы не умереть. В руках ветхая сумочка. Надеется.

Отворачиваются. Засыпают. Смотрят в окно. У самих денег, мол, тоже нет.

Он уходит. Безмолвно. Устало.

Блядь! Разве когда он воевал за Родину, когда потом учился в институте, когда полюбил, когда женился, когда работал в школе, когда растил своих детей; разве в 20, в 40, в 60 лет он таким представлял свое будущее?

Он ведь тоже когда-то пил пиво, играл в карты, читал книги. Беседовал. Спорил. Смеялся…

Тимофей Фрязинский

 


“родимые пятна”

Такая Феня

В то время, когда в России происходит Укрепление центральной вертикали власти”, так кажется пишут в газетах, в карательные органы Коми республики поступила интересная книга. “Пособие для изучения коми разговорной речи сотрудниками МВД”. Тираж 500 экз. Выпущено пособие в 1990 году политотделом МВД Коми АССР. Составили его сотрудники кафедры коми языка, литературы и культуры Коми Республиканского Института Усовершенствования Учителей.

Местная либеральная газета “ЭмСи” издевается по этому поводу. “Для того, чтобы сотрудники зон смогли лучше понять своих коми-говорящих подопечных, авторы пособия перевели детский рассказ от имени сестры Ленина Анны Ильиничны: оказывается Володя Ульянов просыпался в семь утра и, самое удивительное, чистил зубы, мылся и вообще, был умным мальчиком”.

Но главное в книге не это, а “деловые игры для офицеров милиции”. Например, игра номер пять. “На следующий день после вытрезвителя в кабинете начальника отдела”.

Начальник: Тiян ов, ним, вич?

(Ваши фамилия, имя, отчество?)

Гражданин: Иванов Владимир Филиппович.

Начальник: мыйысь тiянн ос вайодiсны медвы трезвительо” (За что Вас доставили в медвытрезвитель?)

Иванов: Нем ог помнит (Ничего не помню)

Начальник: Мый мi торыт вочинныд? (Чем вы вчера занимались?)

Иванов: Волi ёртлон нимлун вылын. (Был на дне рождения у друга.)

Начальник Мыйла дозмздчинныд йщз дорын и лёкысь сёрнитiнныд милицияса? (Почему вы приставали к гражданам и дерзко вели себя с сотрудниками милиции?)

Иванов: Пщмнита, муна вщлi гортщ, а сэсся юр сад воши. (Помню шёл домой, а потом отшибло память.)

Начальник: Мый кутам ввочны тiянкод лёка оломысь?

(Что мне с Вами делать за такое поведение?)

Иванов: Майор ёрт, мыждой, урчитой штрап, но сомын эн висьталой уджаланiно Удж вылын мено борынь тасны оланiн босьтомысь, оз мынтыны ни кварталысь, ни вося содтод удждон. (Товарищ майор, накажите, оштрафуйте, но только не сообщайте на работу. На работе меня передвинут в списке на получение квартиры, лишусь квартальной и годовой премий.)

Начальник: Тiянос некод мырдон эз юктод та мындасщ РСФСР-са Административной кодекслон 162-од статья серти тi кыв кутанмыд ас воснаыд…

(Вас никто не заставлял употреблять такое количество спиртного. В соответствии со ст. 162 Административного кодекса РСФСР Вы подвергаетесь административной ответственности…) Такая вот феня блин.

Для бездельников (читай чиновников) вопросы языка всегда имели и имеют огромное значение. Не важно, кто они менты, работники собесов или президенты. В Якутии английский язык пытаются сделать вторым официальным. В Татарии озабочены переходом с кириллицы на латиницу. В Коми республике ментов заставляют изучать язык, на котором по официальным данным разговаривают всего 7 % населения. Просто вся эта стая гадов знает одно железное правило – “Пиз..ть, не мешки ворочать”. Тем и живёт.

М. Эйр

 


На фронтах контркультуры

В Смоленске партизаны от искусства выступающие под кодовым названием Группа Неизвестных Художников (Гру-НеХу) в тесном сотрудничестве с местным отделением НБП провели серию акций под лозунгом “За эстетический террор”. Одна из наиболее ярких из них называлась “Нацбол Тёркин посылает на Ху. демократа Твардовского”. В программу этого мероприятия, помимо всего прочего, входили такие пункты, как “предчувствие мордобоя” и “заказные менты”. Акция была приурочена к 90-летию А.Т. Твардовского и проходила возле памятника автору “поэмы про бойца” и её главному персонажу Василию Тёркину. Следует отметить, что взаимоотношения между первым и вторым давно вышли за рамки литературных и складываются отнюдь не просто. Тёркин, хоть и виртуальный, но все-таки воин, Твардовский, хоть и небездарный, но все-таки стихоплет. Не следует забывать, что именно усилиями А.Т.Т. всплыли на поверхность идейные разрушители Великой Советской Империи, типа Солженицына и ему подобных. На устроенном в рамках акции спиритическом сеансе дух ирреального Василия поведал, что чашу его терпения переполнил тот факт, что Твардовский подал заявление в Партию мертвых, заручившись рекомендациями некоего Неизвестного солдата, павшего в годы второй мировой. Этот момент явился так же и дополнительным стимулом для деятелей Гру-НеХу, которые борются с любыми некорректными поползновениями в сторону неизвестности. Кстати скульптурная группа Тёркин-Твардовский исполнена таким образом, что если мысленно продолжить движение рук бойца Васи, то перед носом поэта Саши они пересекутся в весьма лаконичный жест, дескать “Ху. Тебе, а не свобода, равенство, братство…”

Другая акция Гру-НеХу носила более утилитарный характер. Во время концертов Б. Гребенщикова в Смоленске несколько арт-экстремистов при поддержке нацболов проникло на пресс-конференцию известного менестреля и подвергла эту одиозную поп-фигуру легкому чморению. Выставив на стол пузырь водки и разложив закусон, один из Гру-НеХуев предложил собравшимся упростить процедуру общения. Ответный наезд со стороны певца Бориса, был контратакован нацболами. Своими провокационными вопросами (типа: “Как вы относитесь к слову “Х..”?) и откровенно деструктивными действиями (панибратское отношение к “идолу”) неизвестные явно ошеломили присутствовавших. Акция называлась “Быть знаменитым некрасиво”. Борю Г. довели до белого каления, вынудив реагировать на “оскорбу Ху”. Местные журналюги просто оХуели, и потом в течении месяца смаковали подробности этого беспредела.

Смоленщина, как известно славится своими партизанскими традициями. Действуя в глубоком тылу повсеместного врага Группа Неизвестных Художников вносит свой посильный вклад в наше общее дело. No passoran, собратья по оружию! Родина вас не забудет!

Р.Г.Д.

 


Свежие слухи о главном

А слёзы капали…

Необычный случай произошёл в горотделе Министерства по налогам и сборам небольшого провинциального города Краснотуцка. Во время серьёзного разговора со злостным неплательщиком налогов чиновник этого ведомства почувствовал, что на его лысину, полученную в нелёгкой борьбе за государственный карман, падают какие-то приятные капли. В изумлении посмотрев вверх налоговик увидел, что из глаз недавно повешенного портрета президента Путина выделяется слёзоподобная жидкость и стекает вниз. Портрет был тут же подвергнут тщательной экспертизе. Оказалось, что полотно написанное местным художником, имевшим некоторые трудности с заполнением налоговой декларации, источает так называемое миро, в просторечии – елей. Подобные случаи нередки в церковной практике. Например, в Наро-Фоминске открыта мироисточающая икона Св. великомученика Николая II уже совершившая ряд чудесных исцелений. Таким образом на пороге третьего тысячелетия мы  сталкиваемся с феноменом не поддающимся сколько-нибудь научному объяснению. Мироисточающий портрет Путина пускает свои слёзы не постоянно, а только при появлении нерадивого налогоплательщика. Был зафиксирован случай, когда слёзы портрета окрасились багрянцем, подобно крови. Это пришёл давать взятку новоявленный олигарх. К краснотуцким налоговикам уже приезжают их коллеги из других регионов. Тряпица смоченная в президентском елее воистину творит чудеса. Одному погрязшему в неуплате налогов владельцу ликёроводочного завода налоговые полицейские города Электрогвардейска помазали чудесной жидкостью лоб и за ушами, заманив его в баню. На следующее утро перед дверями инспекции стоял джип “Чероки” набитый деньгами и с приколотой запиской: “остальное отдал беженцам”. Толпы паломников осаждают налоговую инспекцию Краснотуцка. Был зафиксирован случай, когда супруг, понюхав вату с президентским елеем, ту же вспорол пиджак и добровольно отдал жене 362 рубля, заначенных на опохмелку. Чудеса продолжаются.

Пися Камушкин

 


Книжки с картинками

Лев Каневский

“Каннибализм”

Москва “Крон-пресс” 1998 г. 542 с.

Увлекательно написанная история сакрального питания человеческим мясом. Когда, почему и кого ели. Убедительный ответ на вопрос: “Зачем аборигены съели Кука?” Экскурс в историю человеческих жертвоприношений, тесно переплетённых с вампиризмом, и плавно переходящий в описание похождений современных людоедов-маньяков. Масса рецептов блюд кухни антропофагов и леденящие кровь культовые обряды. Ожидается выход в свет книги “Каннибализм-II” или “Ешь буржуев”.

 

“Битва за небеса”, Максим Калашников, Москва 2000, 

изд-во “Крымский мост-9Д”, “Форум”.

 “Спасибо тебе, Господи, что сподобил меня родится и вырасти в Империи! Под защитой её ядерных сил. В пору моего детства и отрочества, в далёкие 70-80-е годы, мне не приходилось боятся сирен воздушной тревоги, подобных тем что раздирали нервы в Белграде 1999 года…”

Новая книга, вышедшая в серии “великое противостояние” из под пера талантливого автора, с весьма характерным псевдонимом Максим Калашников, является продолжением широко известного “Сломанного меча Империи”.

“Час, в который США окажутся неуязвимыми для ракет из России, станет нашим последним часом…” Это утверждение автор доказывает на протяжении всей книги и как всегда в крайне интересной форме документально рассказывает о русском оружии, которое гарантированно поражало мирового врага в самое сердце: “Алмазы” и русский “Сатана”, С-200 (“Длинная рука”) и “Куб”, “Тополь” и “Искандер”… Всего не перечислить. Читайте Калашникова.

 


НЕ ЛЮБЛЮ ДЕЛЬФИНОВ

или

MERRY CLIMAX, УМНЫЕ ЛЮДИ

Вертит жирным задом Фрейя: Я маленькая девочка, танцую и пою,

Я Кроули не видела, но я его люблю.  

Хотрица

Год прошел, как сон пустой, и умные люди нами не довольны. Ещё не разорены, но разочарованы. Умных людей не устраивает всё, кроме второго тоста – за их родителей; им черт знает, какая моча в голову ударит, а мы обязаны содрогаться. Некоторые умные люди настаивают, чтобы ступеней к унитазу было несколько, а практически все умные люди настаивают на трепетном отношении к вассеркопфам. Поют, “We Love you, Beatles” водноголовой образине, важно ковыляющей по песочнице, которую брезгливо обходят стороной даже крысы и тараканы – свободные от еврохимер существа, единственные, кого никогда не примут в НАТО.

Здоровые же отроки, вместо того, чтобы избавить природу от прожорливого калеки, суеверно пялятся в сумерки подъездов. Будто не знают, чем отблагодарит их за уступчивость птенец-жиропа в гнездовье выродившихся орлов.

 

Послушать умных людей – змеи обязаны разоружаться и добровольно сдавать яд на лечебные снадобья для нашего с Вами любимца. А съеденным и растерзанным надо ставить памятники на местах боевой славы тех, кто не был так брезглив – терзал и пожирал. “И на груди его светилась медаль за город Будапешт”

Именно так и происходит, только Империю Зла наследуют не умные люди (Merry Climax, говорим мы им), а те, кого древнейшие стихии признают полезными в радостный час Пробуждения. В неминуемый час окончательного решения. А пока… уйдите из песочницы, пускай там поиграет больной мальчик.

Шарма в водянике не больше, чем в пережившей Анну Франкенштейн бабушке Мадлен. И столько же стремления мозолить глаза и уши. Каждый больной мальчик похож на свою больную в прошлом девочку. Здоровые дети распустили их, соблазненные надеждой залезть в сырой карман, пока больная образина храпит. “И с туманами в кармане, я в Россию подался”… Под сёрф-гитару кассовых автоматов.

 

Знойный ариец – мечта сруликантропа. Им, как неплохо спел Лещ, “нэ жить друг бэз друга”. За поспешной резкостью суждений – слабое сердце, пустые мошонки лавочника, бабий капризный максимализм, носочки с гульфиком. Бросается в глаза отсутствие фюрера (трон Люцифера пуст, его перевезли из подвала на дачу) – ацефалы боятся ответственности. There is No Law beyond. “Береженого Бог бережет”.

“Одного целуешь, а меня – кусаешь”, – иногда полезно вспомнить Мишу Водяного (“Свадьба в Малиновке”), ведь мифология ГУЛАГа и Холокоста основана на эротических фантазиях садо-мазо.

Ведь собственно, откуда пошли разговоры про Дальнюю Прародину во льдах или под пальмами? Всё из одной наволочки, из переживаний “муди гайз”, которым вечно плохо здесь и сейчас – “жлобство обрыдло”.

Алия, Абсолют, Факела, Мечи и Каски – всё из одного папье-маше, а папье-маше из одного … п-с-с-с-ссс… тюбика.

 

Уважайте тех, с кого Лючио Фульчи делал героев своих картин. Не отвергайте фронтовую дружбу чудовищ. Зрение определяет чутье. Берите пример с черных кошек и собак, им всё равно, кого пожирать – зога или наци, оба примелькались, как складка на супружниной заднице.

 

Последнее время стало модно, словно клещ, ненавидеть Америку. Но Вы сначала поинтересуйтесь, как выглядят те, кто вроде бы ненавидят. Может быть, Вы их раньше возненавидите. “И жену его, и сынка его, и старуху-мать, чтоб молчала, блядь” – Галич иногда кстати.

Лучшее, что было в истории двуногих скотов – Советский Союз предали и угробили не бивисы и батхеды, к которым так любят  придираться, а местные, кому в паспорт гуманная власть забыла вписать “дурак и сволочь”. Видали Вы фильм “Кошмары Нюрнбергского Замка”? Вылезший из могилы барон фон Кляйст знает, что делать с теми, кто арендовал помещение рядом с его камерой пыток… Но это кино, нормальные бароны обычно не возражают.

“Слюнявый, стриженый дурачок в женской рубахе, похожий на чучело, ковыляет навстречу, пучит глаза дурней барана”, – недосягаемый русский мизантроп Иван Бунин взял и выдал в начале века поляроид поколения “made in 70’s”. Такому гению все “экривэн моди”, “полупроклятые полупоэты”, носки стирать не достойны. Их “контркультура” не стоит одного взгляда Игоря Горбачева, великого артиста и великого патриота. Он умер незаметно – нацмыши были заняты важным перформансом, “пучили глаз дурней барана”. Что им наши советские гении, если “нувель друат” про них не знает. Пора забывать языки. Полиглотство позорит. Как вспомнишь, чем щеголял, кому подражал – сквозь землю провалиться!

Основная черта поколения “ковыляющих навстречу” – отсутствие благодарного внимания к заслуженным именам, глухота к советам, неспособность с почтением тщательно просматривать и прослушивать старый материал. Слуга в барина – “главное – МЫ, главное – НАМ”. Пусть всё пропадет и сотрется, лишь бы только в каком-нибудь хлеву, на какой угодно помойке распевать свои стихи и лекции, облизываясь от самообожания. Если кто-нибудь из них продюсировал Элвиса, рок-н-ролл выходил бы в печатном виде, а обложку рисовал бы ответственный редактор. Way down.

Даже оборудованная Дядей Сэмом (а Вы уверены, что это Дядя?) спецзолотарня под пальмами слишком небезопасна для них, привыкших прятать под волосами изъяны – как у глупышек на любительских ню 70х гг. Идеальная резервация для таких – пидернет, виртуальная обиженка. Там ещё долго будут натужно расхваливать американское профессорьё: Тимоти Лири, Роберт Уильсон. Что такого они написали? Может “Чудный лес под солнцем зреет”? Пусть глотают свои порошки сами. По рецепту докторишки Готфрида Бэнна. У нас есть Бен Беницианов. Нам достаточно…

Цитируют стандартный набор туманных фраз. Это ещё в среде хиппи было модно пижонить, бормотать по-иностранному. Так это многозначительно: Let. It. Be…

Нам, о дети родовитых, незачем тратить драгоценное время на этих Тимоти, когда в литературе есть Барков и Энтелис, Игорь Кобзев и Кинэсса, на эстраде Шеваловский и Шандриков, в кинематографе – Суламифь Цыбульник, А.Синько (“Страх”), ранний Юнгвальд, Бобровский – выпить за всех по рюмахе, так огурцов не хватит! Опустим на банкетный зал романтического патриотизма железный занавес, и ни пяди родных блюд угрюмым тупицам в искусственном мехе. Бог подаст. А это закуски – деликатесной группы.

 

Капитанские дочки кормят грудью обрезанных борзых. Что делать потомственным полицаям в “странах Балтий”, величиною с несколько капель мочи из первого лимоновского романа в сцене с галерейщиком, как не мстить сердобольным ветеранам НКВД. Все хотели быть Героями Великой Отечественной Войны, но кто-то должен быть и Ужасом. Кем-то должны пугать деток-полицайчиков.

Когда арийская хуторская макака отрывает голову жертве Холокоста –  это трагедия. Для того, кому отрывают. Но когда мальчик бальзаковского возраста сорок лет фехтует со своей мамой щеткой для взбивания крэма, это – скучная история. Старая сволочь из дивизии “Мертвая Голова” тут не причем. Они сражались за частную собственность – наследие предков. За Чашу! А тем, в чьих руках однажды оказалась их собачья жизнь, стоит сурово напомнить: “Сами не знаете, чего хотите!”

Лучше всего выбросить к Гороху все ритуальные сосуды, прекратить резню баранов и жертвенный убой других бессловесных друзей. Пора предоставить четвероногим и пресмыкающимся равные возможности для истребления людишек.

Вы видели тигра на тренажере? Змею в салоне красоты? Как насчет глубоко верующего скорпиона? Или вороны, покупающей компакт-диски у свиньи?

Если же зверь не может лишать жизни, её отнимут у него те, кого он не съел. Вот почему я не люблю дельфинов, съедобные грибы и китайского медведя панду.

Когда ненависть безрезультатна, она перерождается в суеверный трепет перед теми, кто сумел её внушить. Страх – первое испытанное людишками чувство. Любопытно узнать, перед кем?  Как выглядел незнакомец? И как, як шо шо майбуть, с ним связаться?

Valpurgis Nacht

 


“Панк-революция № 11” 2000. Троицкий С.Е. (КТР)

Сборник гораздо круче предыдущих десяти. Особенно следует выделить вокалистку Лёлю из фолк-панк-группы “Шмели”, которой безуспешно пытается подражать модная певичка Земфира. “Кроме залетевших из Украины “Шмелей” в сборнике присутствуют “Азъ”, “Ышо-Ышо”, “7TEEN”, “Оргазм Нострадамуса”, “Чёртовы куклы”, “Апокалипсис”, “Франкен шпокен”, “Чудо-Юдо”, Punk-revolution mast go on!



Коррозия Металла. “Бей Чертей – спасай Россию”

Чудесный образчик христианского рока. Наши православные предки били чертей. На Куликовом Поле, под Полтавой, при Бородине и на Курской Дуге. Россия подъём! Альбом завершается чарующими мелодиями времён II мировой войны. Хороший подарок нашим парням.

Робин Бэд

Эти альбомы можно найти в рок-магазинах:

В Москве – “Железный марш” (Дмитровское шоссе 46/1), “Культура” (ул. Мещанская д. 1), “Склеп” (ул. Академика Петровского д. 8)

В СПб – “Кастл-рок” (Лиговский пр-т, д. 47), “Фенька” (Нарвский пр-т, д. 23/2).

Оптовые поставки продукции: (095) 481 57 35 пейджер 961 33 33 аб 37579

Заказ по почте: 129345, Москва а/я 17

 


Два самурая

(японская сказка)

Однажды послали двух самураев с донесением в отдалённый гарнизон. Один самруай был старый, другой молодой. У молодого самурая жена была молодая, красивая с покладистым характером, да вдобавок ещё готовила – пальчики оближешь. А у старого самурая жена была старая, уродливая и сварливая. Помешанная на сыроедении и женском равноправии. День ехали самураи, а ночью попали в дремучий лес расположенный в гористой местности. Вдруг видят постоялый двор. Решили переночевать. Привязали лошадей к специальной жёрдочке и вошли в харчевню. А постоялый двор этот принадлежал разбойникам и столовались там тоже одни разбойники, поскольку в тех краях кроме разбойников никто и не жил. Самураи попросили поесть и им подали плошки с кусками полусырого батата вперемешку с опарышами. Разбойники предпочитали простую и грубую пищу, а опарышей ели для закалки духа. Старый самурай с удовольствием съел свою порцию, его жена готовила ещё хуже. А молодой брезгливо отодвинул свою плошку, вспоминая о домашних разносолах. Увидев это разбойники стали издеваться над приезжими. Не привыкли, дескать, столичные штучки к народной пище. Старый самурай выслушал насмешки с доброй улыбкой, мысленно сравнивая неуклюжие пассажи разбойников с злобной, как тысяча разъярённых шершней бранью своей супруги. Молодой самурай, в домашней жизни не слышавший ни одного грубого слова, вскочил и ножнами меча ударил по лицу самого наглого, по его мнению, разбойника. Это оказался атаман шайки. Разбойники набросились на гонцов, связали и решили сжечь на костре. Привязанный к столбу молодой самурай вспомнил свою ласковую жену и стал тосковать. Увидев это разбойники, сжалились над ним и накидали в костёр сосновых шишек, чтоб быстрее горел и не тосковал. Старый самурай наоборот стал счастливо смеяться предвкушая смерть, которая избавит его от перспективы общения с злобной супругой. Увидев такое мужество и пренебрежение к смерти разбойники развязали хихикающего самурая, вернули ему свиток с донесением, дали ему лучшего коня и дорогое оружие, отобранное у богатых людей. Старый самурай выполнил задание, а когда вернулся в столицу узнал, что в его отсутствие супруга подавилась большой черной редькой и умерла в страшных корчах. А самурайский кодекс чести предписывал ему жениться на вдове погибшего товарища.