ЛИМОНКА №148

стихи в "лимонке"
О прямом действии
	Девушки с бомбами вместо абортных детей. 
	Мальчики, вьющие смыслы из мифов вождей. 
	И террористы, взрыватели адских машин. 
	И анархисты, застывшие в тле анаши. 
	
	В чёрных рубашках опасные злые юнцы. 
	В чёрных очках двойники Человека-Овцы. 
	Смерти ремиксы, чекисты эсэсовских снов 
	Иксами свастик сравняют основы основ. 
	
	Наглые бляди в постелях невнятных мужчин 
	Ножиком гладят вспотевшее мясо их спин. 
	И протыкают. И мятые деньги крадут. 
	И полицейские их никогда не найдут. 
	
	Микки и Мелори от прирождённой любви 
	(Бродят по городу), руки которых в крови… 
	И кропотливо стреляют встревоженных сук, 
	И постигают насилье винтовками рук… 
	
	Серп или молот по черепу будут стучать. 
	Сербы албанцев уходят в ночи убивать. 
	Серп покосился прозрачной и злобной луны. 
	Мир допросился какой-никакой, но Войны. 
	
	Умные бомбы, как бабочки смерти взлетят. 
	В вечном огне догорит оловянный солдат. 
	Глупые бляди сдадутся в пленительный лпен. 
	Родина сядет, и больше не встанет с колен. 
	
	Больше не будет гореть скарлатинами страх. 
	Мёртвые люди уедут в ночных поездах. 
	Адский гербарий Красный разложит Палач. 
	Станьте же, твари несчастные, Танечка, плачь! 
	
	Кольта оскал вопиющ и ласкающе прост. 
	Только расстрел абсолютен и радует мозг. 
	Только другая Война заменяет войну. 
	Смерти страна. Я другую не знаю страну. 
	
	Только гуляют по-прежнему мимо смертей 
	Девушки с бомбами вместо аботных детей. 
	Гитлеры с тиграми на именных поводках. 
	Мальчики в чёрном спешат обмануться в вождях. 
	
	Девочки мальчиков тоже обманут потом 
	Сердцем ленивым, лобком и накрашенным ртом, 
	Страшный утробой, тревожной, как гроб колобка, 
	Крашеной бомбой пасхально, нахальной слегка. 
	
	Девушки с бомбами сделают миру аборт. 
	Аэро-порно травмирует аэропорт. 
	Девушки с бомбами быстро проходят контроль. 
	Девушки с бомбами пьют дорогой алкоголь. 
	
	Скальпом повиснет лица ошарашенный лоб. 
	Пальцами взвизгнет от мозга оторванный бог. 
	Капает виски, стекает убийственный пот. 
	И террористки взрывают смешной самолёт. 
	
	Пауза виснет. Гаснет цветное кино. 
	Мёртвой туристке долго глядеть за окно, 
	В зеркало смерти падать остывшим зрачком. 
	Мёртвые дети, как тучи плывут за бортом. 
	
	Зоя фашистская, адская Фанни Каплан, 
	Жанна Дыры, ускользнувшая в ведьмин капкан. 
	Пули Лолита и минного поля Манон, 
	Сколько убитых в космосе милом твоём? 
	
	Ты сценаристка, садистка, крестьянка торжеств. 
	Каторжен приступ убийства, но выдержан жест. 
	Миссии смыслы вряд ли узнают потом. 
	Смерть, как туристка чужим говорит языком. 
	
	Сучка-актриска уже не стучит каблучком. 
	Смерть, как туристка чужим говорит языком. 
	Месть её – приступ – её терроризм как каприз. 
	Бомба под платьем – дьявольский Гитлер-сюрприз. 
	
	Всех революций тотальная сбудется цель. 
	Смех револьвера. Дурных мертвецов карамель. 
	Люди проснутся, и улиц разинется пасть, 
	Будет тянуться дикого праздника страсть. 
	
	Спите, покуда атомный клюнет петух. 
	Атомных куриц яйца взорвут темноту. 
	Смерти цыплёнок. Рваного солнца муляж. 
	Мёртвый ребёнок, он дополняет пейзаж. 
	
	Спите, народы, пьяным предательским сном. 
	Смутной угрозы яви будут потом. 
	Мучит утробы крабовый медленный страх. 
	Девушки бомбы в круглых несут животах.
Алина Витухновская


nbpinfo@gmail.com
© Лимонка 2006