ЛИМОНКА №75

новости из провинции

В ПСКОВЕ ПРЕСЛЕДУЮТ ПАТРИОТОВ

Не вдаваясь в подробности, дабы не утомлять излишней сентиментальностью не склонных к ней читателей "Лимонки", мы остановимся только на последнем "процессе", затеянном при поддержке столичных покровителей местными "демократами" против одного из лучших журналистов областной газеты патриотического направления "Псковской правды" 25-летнего псковича Дмитрия Беляева.

Прежде он издавал на собственные скудные сбережения и пожертвования единомышленников малотиражную (всего 990 экземпляров) народную газету "Псковский курьер", благодаря информационной поддержке которой на последних губернских выборах в Псковской области противникам русского патриотизма было нанесено сокрушительное поражение - более 55 % избирателей проголосовало за победившего представителя ЛДПР 33-летнего Евгения Эдуардовича Михайлова, ставшего губернатором Псковской области.

Ободренный выбором земляков, Дмитрий Беляев, следуя подлинным представлениям о гласности и свободе печати, стал публиковать в своей газете нежелательные для все еще пребывающих у власти в Пскове под покровительством мэра Прокофьева "яблочно-домушных" муниципальных округов письма и статьи простых русских читателей. Думая, по молодости лет и искренности убеждений, что у нас на деле существует свобода политических высказываний, редактор "Псковского курьера" печатал все послания своих земляков, включая даже самые нелицеприятные для лиц нерусской национальности, "демократической ориентации" и мэра Прокофьева.

Народ, почувствовав, что независимый "Псковский курьер" искренне борется за его интересы, проникся доверием к бесстрашному молодому редактору, смело вставшему на его защиту - рекой гнева и слез потекли к нему письма обиженных и обобранных и оскорбленных местными городскими "демократическими" властями земляков. Дмитрий Беляев неожиданно для самого себя оказался в роли почти единственного в городе гласного защитника народных чаяний. Со всем энтузиазмом и максимализмом юности он отдал всего себя служению народным интересам и стал с еще большей настойчивостью и упорством публиковать в своей газете открытые письма читателей мэрским властям.

Конечно, не осознавая еще, что многие из подобных писем, идущих из самых глубин дущи русского народа, уязвленного, а подчас даже сверх меры раздраженного против всевластия и засилия лиц нерусской национальности и соответствующей "демократической ориентации", будучи напечатанными, могут стать поводом для предъявления ему уголовного обвинения,он, по своему юношескому максимализму и наивной вере в беспредельность дозволенной гласности, иной раз не слишком утруждал себя чрезмерным вычеркиванием из публикуемых писем земляков подчас довольно нелицеприятных народных характеристик и высказываний в адрес городских властей и лично мэра Прокофьева.

Но все конкретные обращения с нуждами читателей к городским демократическим властям желаемого результата не принесли. Руководимые мэром Прокофьевым муниципальные чиновники остались глухи к голосу "Псковского курьера". Осознав, что своей деятельностью в качестве редактора он уже ничем, кроме безответного оглашения крика отчаяния своих земляков, им помочь не в силах, Дмитрий Беляев решил вступить на политическое поприще и, вняв многочисленным просьбам своих читателей, при поддержке местной Русской партии объявил сбор подписей за референдум по законной отставке псковского мэра-демократа господина Прокофьева. Народ откликнулся с энтузиазмом.

Вскоре (весной этого года) впервые в России было собрано необходимое количество подписей за начало проведения законного референдума по отставке "демократического мэра". Однако Псковская городская Дума, большинство мест в которой еще занято местными подражателями столичных "демократов", усердно пестуемых теперь богатыми покровителями из обеих российских столиц и более дальних "регионов", решило, воспользовавшись двусмысленным формальным поводом, защитить мэра Прокофьева от народного гнева и не зачло ровно 614 подписей, поданных псковичами за организацию референдума, которые собрал лично Дмитрий Беляев по своему военному билету, а не по паспорту. Именно этих 614 подписей и не хватило для официального начала референдума. Дмитрий Беляев в законные сроки подал апелляцию в арбитражный суд, который сейчас как раз и занимается рассмотрением данного вопроса. От решения суда зависит судьба "демократического мэра" Прокофьева.

И именно в этот момент с подачи мэра Пскова и "примкнувших к нему" 19-ти городских депутатов различных уровней против журналиста областной газеты "Псковская правда" Дмитрия Беляева городская прокуратура заводит на основе распечаток малотиражного "Псковского курьера" позорное для правосудия "уголовное дело" по обвинению в "возбуждении национальной вражды" и оскорблении представителей власти - все того же мэра Прокофьева.

Следователь С.П.Петрошенко - которому местные блюстители закона страны, где каждый день безнаказанно совершаются массовые убийства, уголовные "заказные отстрелы", крупномасштабные государственные мошенничества и даже транслируемые по телевидению политические перевороты, сопровождаемые стрельбой из танков по законно избранному Парламенту, доверили вести это важное "уголовное дело" - настолько проникся служебным рвением, что взял с Дмитрия Беляева, как особо опасного преступника... подписку о невыезде! (Словно у бедного псковского журналиста есть деньги, чтобы куда-то "выехать".)

Теперь Дмитрия Беляева еженедельно вызывают к этому самому "следователю", предлагая повиниться перед "демократами", попросить "прощения" и раскаяться в своей деятельности. Иначе, по словам следователя С.П.Петрошенко, журналиста "Псковской правды" ожидают 2 или 3 года демократической тюрьмы... Вот тебе, внучек, и демократия!

Предварительное расследование заканчивается 24 сентября.


как надо понимать

Предложенную Ельциным экономическую амнистию для тех, кто незаконно держит свои капиталы за границей. Амнистированные будут обязаны отдать государству только от 10 до 15 % своих капиталов.

Надо понимать как приглашение к дальнейшему ограблению страны и народа. Это как если бы у тебя украли сто тысяч, и ты говоришь, - отдай мне 10 или 15 тысяч и владей на здоровье всем остальным. Во гады-то! И тот, кто ворует, и тот, кто амнистирует ворюг. Президент, с позволения сказать, воров и убийц.

То обстоятельство, что Совет ГосДумы поручил 1-му заму спикера Владимиру Рыжкову разобраться с фактами, изложенными в письме Министра Внутренних Дел Куликова, где последний упоминает о связях 50 депутатов с организованной преступностью.

О как это ново! Вроде газеты не пишут, сколько помощников депутатов отстреляно в криминальных разборках? Сами депутаты попадаются реже, конечно, они предохраняются. Вообще говоря, выборочное бичевание нравов того или иного правительственного учреждения, ГосДумы или иной государственной институции, выглядит идиотски неуместно в контексте этой политической системы. Она, собственно, и задумана как преступная система, и чего ж удивляться, что она еще и ворует? Так ведь она, ребяты, и убивает вовсю. Разве нет? Ну, подумаешь там, депутаты с криминалами в банях парятся плюс девки голые... Ну, подумаешь, одна девятая депутатов криминальны или друзья преступников. Восемь-то девятых - простые, возможно, и не криминальные, мало на что пригодные ребята.

Мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков назвал Немцова - Хлестаковым.

Правильно! Однако можно было назвать его еще точнее, Юрий Михайлович! Ведь он - осовремененная модель Хлестакова, а именно - Остап Бендер, вот он кто! Кстати, заметили ли наши читатели, что "Лимонка" раскрутила историю отношений Немцова и Климентьева много раньше других газет?

Станцию "Мир". Опять поломка.

Эта калека надоела всем бесконечными несчастьями, которые с ней случаются. То у нее отказали "гиродины", то кислородная система, то еще черт знает какие органы не работают. Этот "Мир" может стать символом нашей страны - постыдным реалистическим изображением ее тяжело больного состояния. И она еще собирается совокупляться с американцем "Атлантисом"! Снимите это позорище с неба! Наконец!

То, что в Чили появился "ханта-вирус", поражающий дыхательные пути бедняков, живущих в зараженных мышами бидон-вилях. Это мыши - разносчики заразы.

Надо понимать, что если есть болезнь педерастов - "спид", есть вот теперь и болезнь бедняков - "ханта-вирус". Хорошо бы, появилась болезнь богатых. Злобненький маленький вирус, связанный с бабками, с их запахом, например, или цветом. И чтоб дохли как мухи, на радость НБП.

Компьютер компании IBM, победивший в мае с.г. Гарри Каспарова, "ушел из спорта" и теперь будет заниматься другими делами.

Гарри Каспаров такой говнюк, высокомерный и надутый, что хорошо бы американский компьютер остался в строю (ничего, что он американский) и еще раз раздолбал бы этого фраера Каспарова.

Исчезновение с телеэкранов сюжетов о чеченских боевиках.

Надо понимать, что у телевидения сменились приоритеты. Во время войны СМИ обывателя шокировали, смущали, теребили, дергали, для этой цели служило множество кадров с веселыми бородатыми джигитами, стреляющими в воздух (и не только), склоняющими на разные лады "Аллах Акбар!", а также лица солдатских матерей. Но даже самому обиженному умом современному человеку, если ему без конца показывать такое, станет ясно, что ничего хорошего от этих людей ждать нельзя. Поэтому сейчас показывают хорошо одетых, воспитанных чеченцев, панораму гор, Грозного со снующими машинами, новые вывески (очень важные кадры), и только где-то сбоку люди в камуфляже. Но надо твердо знать: ОТТОГО, ЧТО ОНИ ИСЧЕЗЛИ С ЭКРАНОВ, МЕНЬШЕ ИХ НЕ СТАЛО, И НАМЕРЕНИЙ СВОИХ ОНИ НЕ ИЗМЕНИЛИ. Они перевооружаются, отдыхают и готовятся к следующей серии. Когда вам показывают пожимающих друг другу руки Ельцина и Масхадова, помните: никакая нефть и никакие деньги наших ребят не оживят.

Многочисленные документальные фильмы о животных.

Фильмами о животных телевизионная сетка просто забита, и любой желающий может в дневное время просмотреть кадры из жизни пауков, жаб, рыб и прочих. На первый взгляд такой массовый показ вызывает неприятие и отторжение. Ну что нам до братьев меньших, суетятся под ногами и ладно, потом разберемся. Но если присмотреться внимательней, то можно понять, что кино такого сорта снимают очень неглупые люди. Жестокий реальный мир со своими законами, миллионолетняя борьба, строго иерархическая градация. В этом мире есть свои герои, свои маньяки, свое большинство (тут оно используется по назначению), и все это сопровождается спокойными комментариями без всякого сюсюканья и часто под недурную музыку. Посмотрите внимательно, вы себя не узнаете?

Скандал в мире высокой моды. Как стало недавно известно, Хьюго Босс, основатель всемирно известного одноименного лейбла, сделал себе имя, проектируя форму для СС, гитлерюгенда и прочих известных организаций. Как сообщают, вступивший в 1931 году в НСДАП, Хьюго быстро пошел в гору, используя, между прочим, рабский труд заключенных из концлагерей.

Зловещие подробности тайной истории. Фирма, одевавшая гитлеровских солдат, сегодня снабжает одеждой людей, тоже имеющих к нашей Родине претензии определенного типа. Вот ведь мондиалистские свиньи, везде ухитряются поспевать. Между прочим, мы призываем Антидиффамационную лигу и общества еврейских правозащитников объявить жесточайший бойкот одежде фирмы "Хьюго Босс", надеемся, вам понятно, кто обшивал немецких солдат в концлагерях?


Лимонка редактора

ВЫБОРЫ У ГРАНИЦЫ С ДЬЯВОЛОМ

Георгиевский избирательный округ № 52 - это обширный кус земли размером с Бельгию и Голландию вместе взятыми. Степь и полупустыня. Сухой горячий климат. Очень сухое лето в восточной полупустынной части в районе Нефтекумска, и более мягкое лето в казацком городе Георгиевске, основанном казаками в 1777 году. Более мягкое, потому что близки первые отроги Кавказских гор. До Пятигорска от Георгиевска пару часов в автобусе. На юге 52-й избирательный граничит с Чеченской республикой, с республикой Северная Осетия, с Кабардино-Балкарией. На востоке он граничит с республикой Дагестан, на северо-востоке с республикой Калмыкия. И если добавить, что второй по численности город округа - это знаменитый подлой атакой банды Шамиля Басаева трагически опущенный степной Буденновск, то можно понять, насколько это опасное место под солнцем. Граница с Чечней проходит по Курскому району, южнее станицы Галючаевская, и представляет из себя жалкую траншею длиной 34 км, шириной 2 м, глубиной 1м 20 см. Чуть дальше от нее расположены два КПП, обитатели которых запираются и сидят круглые сутки, редко рискуя высунуть носы. Одним словом - самый горячий округ России. Не граничит он только с самим Дьяволом. Пока еще.

Вот я там был кандидатом в депутаты. Десять моих доверенных лиц - восемь пацанов и две девушки - ходили по степям ловить души человеческие, входили в пыльные села, где их встречали, как первых большевиков, там не видели москвичей (трое доверенных лиц были москвичи) столетие. Ребята несли обитателям мои вполне разумные задачи и предложения. Два типа листовок и газета плюс радио-клипы в трех городках - вот все агитационное меню, которое смогла предложить им возглавляемая мной Национал-большевистския партия.. Среди предложений основное было - создание в Ставрополье стратегического военного округа. Я ведь выяснил чудовищные вещи: что г.Георгиевск "защищают" только батальон стройбата и два воинских подразделения численностью по взводу каждый. Что в Буденновск чеченам сегодня еще легче попасть, чем в 1995 году. Ни одного КПП по дороге, а "охраняют" город вертолетчики да 205-я бригада, местные называют ее "двести пьяной" и поделом.. Что электричка со станицы Ищерская в Чечне идет в Россию несмотренной! Так вот я предложил добиться объявления Ставрополья стратегическим округом, что означает: размещение в крае мощного армейского корпуса, установку ракет среднего и малого радиуса действия, создание аэродромов стратегической авиации. Создание мощной системы укреплений, - настоящей границы с контрольно-пропускной полосой, какая была в СССР. Для строительства и обслуживания военных объектов потребуются многие тысячи рабочих рук. Таким образом создание стратегического округа решит также проблему безработицы в крае, - писал я в своих листовках.

Мы хорошо работали, раздали и расклеили 65 тысяч листовок и экземпляров спецвыпуска газеты "Лимонка", отпечатанной в Мин.Водах. (Нам очень помог отличный мужик Игорь Сидельников, гл. редактор "ТВ-недели" в г.Георгиевске. Спасибо тебе, Игорь!) Москвичи: Коровин, Хорс, Цветков; местные: Титков, Тяглый, Летуновская; ковровцы: Ирина Табацкова и Сергей Громов (они работали в Буденновске плохо и мало спали, скудно питались, но за пять недель проделали большую работу.

15 сентября оказалось, что победил Мещерин, красномордый представитель местной сельхозэлиты, председатель колхоза (как и предыдущий умерший кандидат Манжосов). Возвратившись из районов, ребята понуро сообщили мне, что на выборы не пришел даже средний возраст. Только старики! Молодежи на каждом участке побывало от 1 до 5 человек. Процент посещаемости за два часа до конца выборов был 24 %, но его натянули до 30 с лишним процентов, потому как избиркомиссии срочно мобилизовали людей и машины и ездили, заставляя стариков голосовать на дому. На избирательном участке № 636 - 382 человека проголосовали на участке и 250 на дому. Неподъемные больные, слюнявые, слабоумные, проголосовали за местного сельхозцарька кандидата КПРФ! Тут я понял простую истину: вся местная номенклатура и есть КПРФ, это не партия, но социальный класс местных князьков! 60 тысяч голосов из 138 тысяч избирателей, явившихся на выборы, были поданы за председателя колхоза из КПРФ. Они не помнили его фамилии, добравшись до участка, называли его Мищенко, Мищаков, даже Марков, но упорно за него.

Гадская подлая организация КПРФ, как собака на сене: и сама не гам и другому не дам дело оппозиции. Но разве старики это знают? Так вот, старики опять проголосовали за ПРОШЛОЕ. Нужно срочно лишать их избирательных прав, установив возрастной верхний ценз на гражданские права. Опустить ранний возраст до 14 лет и ограничить верхний 60 годами. Или же привязать лишение права голосовать к пенсии: ушел на содержание государства - сдавай права. Когда-нибудь, придя к власти, а я к ней приду, НБП к ней придет, мы отберем у непроизводящего возрастного слоя право выбирать нам лидеров и депутатов.

13 сентября (я узнал об этом 14 утром по телефону) около 1 часа дня буденновские милиционеры ворвались в комнату по адресу Октябрьский пер.,9, где проживали мои доверенные лица Табацкова, Громов и Тяглый. Громова не было, он был у нас в Георгиевске. Тяглого и Табацкову избили, причем Ирина храбро защищалась, тогда ей привязали руки и ноги сзади к голове. Затем их увезли в отделение, где в прямом смысле этого слова пытали, всячески издевались, обливали водой и вновь избивали, целых семь часов. У них конфисковали документы и они смогли выехать из Буденновска в Георгиевск и затем в Москву только через пять дней после выборов. Ситуация, казалось бы, знакомая: милицейское насилие. Однако усугубляется ситуация еще и тем, что восстановленный за несколько дней до этого в своих правах начальник милиции Буденновска полковник Ляшенко (он был им во время кровавого рейда Басаева) - также был кандидатом в депутаты. Он занял второе после Мещерина место, набрав 19 тысяч голосов и угробив на кампанию громадные деньги. Еще его поддерживал КРО, и Рогозин лично приезжал ему помочь. В Буденновске я был ему серьезный конкурент, я занял третье после Мещерина и Ляшенко место, ребята мои там хорошо поработали, оклеили весь город. Вот за это их и наказали. Ну, конечно, я заявил протест в избиркоме и, конечно, прокуратура, сказали, займется... ответ в трехдневный срок и прочее. Медэксперты г.Буденновска между тем не выдали на руки Табацковой и Тяглому результаты медэкспертизы. Я серьезно подумываю, а не опротестовать ли мне результат этих довыборов, прошедших в обстановке такого кровавого и наглого насилия...

Общая же мораль сей басни такова: КПРФ еще занимает в мозгах и душах стариков место оппозиции, КПРФ еще не раскусили, не сорвали маску. Потому, пока ментальность избирателя не изменится, к нему бесполезно идти с умными идеями, листовками и газетами и разумными словами. Хотя бы и харизматического лидера. Они ни черта не услышат, а будут шамкать "Мищенко... Мушников... Мухин". О, кретины! И кретины же молодые лбы, не идущие на выборы, ибо свое будущее доверили выбирать людям-овощам!

Ну, гады! Если вы думаете, что не дадите нам пройти, вы ошибаетесь. Я дико упрям, а партия здоровеет и сильнеет. Когда-нибудь мы спляшем на ваших гробах.

Сухой горячий ветер "астраханец" Нефтекумска и пыль станиц не даром, однако, садились на наши лица. Мы вышли суровее, опытнее, сильнее из этой истории. Нас многие предали за эти пять недель, но встретились нам и отличные наши люди. Под лежачий камень вода не течет, а небегающие охотничьи собаки умирают от ожирения и сопутствующего ему разрыва сердца. И если какой-нибудь резонер-"мыслитель" из читателей попробует вякнуть "А зачем надо было?" или что-то в этом духе, то получит: "На место!"

28 сентября состоятся выборы в Спб, где участвуют четверо наших нацболов, а 10 октября начинается сбор подписей за выдвижение кандидатов в депутаты в Московскую Городскую Думу. Мы выставим троих нацболов.

Приехав в Москву, я узнал, что на нас опять настучали в Хамовническую прокуратуру г.Москвы. На сей раз за мою "лимонку редактора" в № 70: "В Нижнем и Самаре выбрали хряков. Опять." Некая общественная организация обвиняет нас в разжигании расовой, национальной и религиозной ненависти. Статья 282. Оставили бы прокуратуру в покое, а пришли бы к нам. Мы бы с вами разобрались. А то теперь ребятам из прокуратуры придется потеть.


ЗАЯВЛЕНИЕ - 4

От редакции: Заявление поступило нам в конверте без обратного адреса, со штампом "МСП-З Цех Сорт. Москва. Россия. 15.09.97"

10 сентября 1997 года в 2 часа 4 мин. произошел взрыв у "Дворца труда" - резиденции Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) по адресу: Ленинский проспект, 42. Мы, Новая Революционная Альтернатива, берем на себя ответственность за эту акцию.

В то время как уже проведенные экономические "реформы" ввергли российских граждан в пропасть нищеты и отчаяния, находящиеся у власти коррумпированные ставленники мирового капитала готовят народу новые грабительские "реформы" - жилищно-коммунальную и денежную. Работники бюджетной сферы низведены до положения рабов, которые трудятся даже не за зарплату, как пролетарий при капитализме, а за минимум, позволяющий только не умереть с голоду, получая с полугодовой задержкой съеденные инфляцией гроши. Число заключенных в тюрьмах и лагерях превышает аналогичное в худшие годы сталинщины. Большинство зеков - это те, кого толкнула на мелкие преступления нищета. В то же время главные преступники руководят экономикой и политикой страны. Власть ежемесячно объявляет о повышении жизненного уровня населения на доли процента, а на самом деле он снизился более чем в 4 раза по сравнению с 1990 г. Так называемые предприниматели, укравшие у народа капитал, купаются в роскоши, а малообеспеченные, инвалиды и пенсионеры брошены на произвол судьбы. Огромная уже сейчас армия безработных грозит пополниться миллионами людей вследствие дальнейшего разрушения экономики и проведения "жилищно-коммунальной реформы".

В этих условиях долг каждого сознательного гражданина своей страны - внести свой вклад в свержение правящей клики кровососов, проводящих целенаправленное уничтожение своего народа.

При этом мы видим, что организации, которые в гражданском обществе обычно борются за экономические интересы трудящихся, не выполняют этой своей задачи. Вместо борьбы за регулярную выплату и повышение заработной платы, против увольнения рабочих, за сокращение рабочего дня и улучшение условий труда, ФНПР взяла курс на предательство трудового народа, на соглашательство с администрацией предприятий, поддерживая в то же время ставленника московских криминальных структур Лужкова, в условия царящей в России нищеты помпезно празднующего 850-летие Москвы. Чтобы заставить профсоюзы бороться за свои интересы, трудящиеся должны постоянно "пинать их под зад".

Мы предупреждаем руководство ФНПР о недопустимости продолжения политики предательства трудового народа. Мы требуем, чтобы ФНПР немедленно приступила к подготовке всеобщей политической стачки в ноябре этого года с требованием неукоснительного соблюдения прав и свобод трудящихся, отставки правительства и недопущения жилищно-коммунальной и денежной реформ. Руководство ФНПР должно осознать, что, если оно откажется выполнить эти требования, ему придется ответить за свои преступления перед всем трудовым народом.

Новая Революционная Альтернатива призывает всех честных людей России подниматься на борьбу против дальнейшего ограбления страны шайкой паразитов, против втаптывания в грязь экономических и политических прав граждан. Смерть угнетателям народа и их приспешникам! Да здравствует революция!

Новая Революционная Альтернатива 10.09.97


2 октября 1993 года. Смоленка.

Майкл Эйр

В своем желтом бестселлере генерал Коржаков объяснил подоплеку октябрьских событий до обидного просто. Вкратце, по версии генерала, дело было так. В середине 92 года председатель Хасбулатов пришел в баню к президенту Ельцину со своим массажистом. Ельцин посчитал это за наглость. Для ответного хода, чтобы показать, кто в доме хозяин, а кто холоп, он устроил кровавое побоище и посадил Хасбулатова в тюрьму. Парень с чувствительными руками стал краеугольным камнем. За его визит господа положили на алтарь полторы тысячи душ и еще несколько тысяч покалечили. В это самое время я жутко не уважал президента, считал, что все, что вытворяет его власть - преступно, и надеялся на скорое и справедливое возмездие. Поэтому, когда решили драться, я взял сторону банды Хасбулатова и массажиста. Впрочем, может, генерал и упрощает. На самом деле все было совсем не так и намного сложнее. Мервых людей-то не воскресишь.

В то же самое смутное время я усердно оттачивал свое летное мастерство на далеких северах. У меня была плановая практика. В начале октября она закончилась, я должен был возвращаться в училище. Второго числа мы с другом приземлились в Шереметьево. Все было спокойно. Добрались до "Речного вокзала". Мой друг был аполитичный и сразу уехал покупать себе пуховик на зиму, а я пошел искать своего агента-старичка, который делал мне отличные подборки оппозиционной прессы и передавал их во время моих налетов в столицу. Он ввел меня в курс того, что здесь творилось. На практике я был в информационном вакууме. Он отдал мне пачку свежака и сказал: "Малыш, сегодня в час на Смоленской площади будет наша сходка. Предлагаю принять активное участие. Это - История." У меня, честно говоря, планы были другие. Я тоже хотел пошататься по магазинам. Купить чего-нибудь. Пива попить. На девочек посмотреть. История перевесила. Я сказал: "Хорошо. Я приду."

Пока добирался до места, еще раз подробно вник в курс дела. Ну что сказать. Лозунг "Банду Ельцина под суд" выглядел как никогда актуально и свежо. Правда за нами. Ситуацию в Москве очень хорошо характеризовал эпизод, кторый я вычитал, по-моему, в "Коммерсанте". Сюжет такой. Богатая парочка "шестисотых" приехала поужинать в "Макдональдс" на Тверской. В это время там на наших разминался ОМОН. "Шестисотые" вышли из машины и пошли спокойно. Когда увидели, что менты к ним тоже неравнодушны, то стали в позу и закричали "Мы за Ельцина!" Но ОМОНу было плевать. Они отметелили и их, и всю толпу у забегаловки. Это называется беспредел. Хотя мне сюжет понравился.

Когда я добрался до "Смоленской", история меня разочаровала. На площадке перед МИДом стояло около сотни пожилых людей. Ну еще на подходах бабушки с тележками, продающие газеты. Мне стало грустно и скучно. Ничего нового, учитывая ситуацию. Одна пламенная болтовня. Общий смысл речей, как всегда: "Ельцин, Шумейко, Грачев и т.д. - козлы и им надо поотшибать рога". Один стильный старик стоял в стороне с красным флагом Туркменской ССР и магнитофоном. Динамик кричал: "Расцвела буйным цветом малина, разухабилась разная тварь. Атас! Веселись, рабочий класс!" В это же время мимо нашего островка недовольства проходили сытые и приятные морды. Сосали леденцы. Я почувствовал себя дураком. "Людям так классно, они даже на нас с презрением смотрят. И на фига мне это нужно." Собрался уходить. В это время сказали: "Сейчас выступит Виктор Алкснис." Его я очнь уважал. Он появился с перевязанной головой и сломанной рукой. Легендарный полковник угодил под раздачу на днях у Белого Дома. Говорил он толково, точно и без пресловутой патриотической истерики. Основная мысль: "Если армия и народ не будут с нами, то нам крышка. Пока это так." Когда он говорил, нас по бокам оцепили солдаты-вэвэшники. Именно с них началась провокация. Митинг был абсолютно безобидным и уже выдохся. Солдаты же сомкнули свои цепи и стали вытеснять нас вниз, к набережной. Бабушки с тележками стали их задирать: "Фашисты! Кому вы служите?!" Солдатам было абсолютно плевать на все, как и в случае на Тверской. Они выполняли приказ. Топали вниз и заметали туда всех подряд. Появились возмущенные, кому надо вверх. Пришлось идти с нами вниз. К Бородинскому мосту нас уже стало очень много. Бабушки подобрели, стали называть солдат сынками, давали папиросы и пирожки. Солдаты деморализовались моментально. Принялись обниматься со старушками и позировать объективам корреспондентов. Когда зашли на мост, вышло яркое солнце. Как на ладони заблестел Белый Стакан Парламента и ряды оранжевых поливалок, которые его заблокировали. Толпа совсем развеселилась и стала устраивать овации в ту сторону. Так дошли до Киевского вокзала. Здесь наши ряды влились в море торговцев хлебом, селедкой, лимонадом, прочей жратвой. Вся эта братия скупает продукты в ближайших магазинах и потом продает их пассажирам отходящих поездов. В этой толпе мы и растворились моментально. Еще одно подтверждение того, что большинству забить на власть Советов. Я спустился в метро, и уже не знаю почему, но опять оказался на "Смоленке".

Выйти я смог, а вот зайти уже нет. Метро закрыли на вход. Клубился черный дым. Жгли покрышки. Садовое кольцо с двух сторон перекрыли баррикады. Что было справа, я не узнал. А вот слева, метров через сто от баррикады и далее, через одинаковые расстояния стояли цепи солдат. По бокам улицы - армейские ЗИЛы с псковскими, ивановскими и ярославскими номерами. Я пошел к первой цепи. Выйти из опасной зоны было можно, а вот к баррикадам никого не пускали. Поэтому я повернул назад. У цепи я невольно подслушал разговор двух офицеров, которые командовали. Один из них сегодня прилетел из Югославии и не понимал, что тут за дурдом. Второй объяснял ему ситуацию. Потом они заматерились на солдат, которые имели очень жалкий вид. Неуклюжие каски, щиты огромные. На крышах домов появились телекамеры. Из окон "Дома моды" глазели люди. Я пошел в черный дым. Там, в межбаррикадном пространстве царил какой-то бедлам. Все бегали, суетились, кричали. С чего все это началось? Видимо, не все решили прогуляться до вокзала, как я. Хотя мне показалось, что ушли все. Оказывается, нет. Кто-то оказал сопротивление и взялся за булыжник. С этого, видимо, и понеслось. Провокация удалась. Безобидная сходка переросла в этот героический хаос. Все смешалось. Каждый делал все, что хотел. Кто-то ломал забор у строящегося бизнес-центра, кто-то ходил с флагом, кто-то давал интервью, кто-то просто вертел головой и офигевал от всего этого. Пришел какой-то старичок, почему-то с портретом Сергея Шахрая. За это две бабки накостыляли ему и прогнали с позором. Парень в камуфляже предложил мне вытолкнуть из подворотни фургон-хлебовозку. Нас человек десять вытолкнуло ее на середину улицы. Подбежал какой-то бес, оторвал крыло от нее и убежал. На крышу воткнули флаг. Сплошное безумие и обреченность. Весь этот бардак хорошо видно на видео, что изредка крутят по "ящику". Описывать все, что там творилось, очень трудно. Отчетливо помню один эпизод. Парень полез на вывеску Смоленского гастронома, чтобы повесить там знамя. Когда он был у буквы "С", цепь разомкнулась, к баррикаде подъехал водомет и стал прицельно бить в парня. Флаг моментально вырвался. А парень, как Тарзан, остался висеть на вывеске. Струя воды лупила ему в живот. Еще немного, и его выкинуло бы на мостовую. Рука сама потянуась к камню. Мы стали кидать по ведомету. Тогда он оставил парня в покое и переключился на нас. Но уже было поздно. Лобовое стекло и фары вдребезги. Козлу за рулем стало страшно. Он дал задний ход. Тогда и послышались первые выстрелы. Сколько времени прошло, я не знаю. Помню только, что мне сзади кто-то хорошо ударил по хребту. Слетела моя фуражка. Я потянулся за ней, а зря. По руке пробежал увесистый сапог. Фуражка захрустела. Опять кто-то ударил по спине. Я упал на асфальт. Хороший человек поднял меня, и мы с ним побежали в сторону строящегося дома. Я уже ничего не понимал. Вокруг шло крутое мочилово. Стрельба, крики, хрен знает что. В каком-то дворе мы остановились, оклемались, и я пошел в сторону Нового Арбата. Побоище на Смоленке продолжалось. На Арбате я испытал шок. Там вовсю у кинотеатра "Октябрь" шел веселый праздник. Танцевали девочки в костюмах цыплят, потом толстая певица спела песню "Жизнь прекрасна", потом вышли клоуны. Вокруг всего этого море народу. Со Смоленкой не сравнить. Они кушали мороженое, весело смеялись, вытирали детям губы. На соседней улице убивали людей, а здесь веселились. Мне стало обидно до слез. Я почувствовал себя конченным кретином. Потрогал затылок. Он надулся, как пузырь. Рука распухла. Я, побежденный, поплелся на вокзал.

Там меня ждал друг. Он купил пуховик и был счастлив. Билетов в кассе не было. Попросились зайцами к проводнице. Всю дорогу я спал. Приехали в училище третьего октября, ночью. Братва в казарме рубилась в покер. Я спросил: "Что там в Москве, не знаете?" "Телевизор ничего не показывает. Говорят, Руцкой взял "Останкино."

"Ну и зашибись!" - сказал я и пошел чистить зубы.

Через год на Смоленке, там, где мне залили свинца в затылок, выступал и скорбел генерал Руцкой. Стало очень неприятно.

С тех трагических событий прошло четыре года. Практически ничего не изменилось. Даже стало еще хуже. Но я остаюсь при своем. Считаю, что в Кремле преступники, работаю в "Лимонке" и жду второго пришествия массажиста.


ПАМЯТКА

по соблюдению мер безопасности и порядку действия личного состава в ходе проведения операций в населенных пунктах

В городе (населенном пункте) подразделение наступает через дворы, вдоль улицы по одной или обеим ее сторонам. Взаимная поддержка осуществляется ведением перекрестного огня по зданиям, расположенным на противоположной стороне улицы.

В первую очередь уничтожаются огневые точки противника в подвалах и нижних этажах домов. Танки действуют непосредственно в цепи или за нею, обеспечивая своим огнем наступление подразделений. БМП и БТР действуют за танками, передвигаясь от укрытия к укрытию и поражая выявленные огневые точки противника. Мотострелки осуществляют непосредственное прикрытие бронеобъектов от поражения гранатометчиками противника. С этой целью выдвигаются группы прикрытия из числа лучших воинов и снайперов.

Гранатометные, противотанковые и другие спецподразделения наступают, передвигаясь от одного укрытия к другому, и своим огнем поддерживают наступление личного состава, занимая огневые позиции перед атакой в соседних зданиях. Для смены позиции используются скрытые подступы и проломы в зданиях.

Перед атакой уточняются выявленные огневые точки противника как в атакуемом, так и в соседних зданиях.

Одновременно личный состав ведет огонь по окнам, дверям, амбразурам и, используя проломы, подземные коммуникации, ходы сообщений, аэрозоли и дымы, скрытые подступы, приближается к объекту атаки.

По мере уничтожения целей, огонь переносится на верхние этажи и чердаки домов, личный состав, ворвавшись в здание, действует смело и решительно, продвигаясь с этажа на этаж, сражает противника огнем и гранатами. Противник, ведущий огонь с крыш зданий и из окон, уничтожается снайперами и специально назначенными пулеметчиками и стрелками.

Для занятия особо прочных зданий создаются штурмовые группы, в состав которых входят танки, самоходки, минометы и другие средства усиления, а также подразделения инженерных войск с подрывными зарядами. Штурмовой группе выдается увеличенное количество боеприпасов, особенно ручных и противотанковых гранат, аэрозольных (дымовых), зажигательных и сигнальных средств, а также приспособлений для штурма зданий и преодоления препятствий.

Сильно укрепленные здания блокируются, а затем - подрываются.

Особое внимание необходимо обратить на ведение разведки, своевременное обнаружение и уничтожение мелких, маневренных групп снайперов, гранатометчиков, для чего выделяются наиболее подготовленные стрелки.

При организации обороны, в первую очередь, организуется система огня, обеспечивающая круговую оборону, огневую связь с соседями, многоярусность и скрытность. Основные усилия направляются на ее создание на нижних этажах и подвалах. На верхних этажах располагаются отдельные огневые средства и снайперы.


легенда

СТЕПАН РАЗИН

Прилепин Евгений

Редкие документы 17 века, содержащие факты его биографии, поражают больше, чем легенда о нем.

Казак, известная личность в Войске Донском еще до поднятия Великого Бунта, полководец, военный дипломат. По свидетельству современника - секретаря шведского посольства в Персии Кемпфера, Разин знал восемь языков. Факт удивительный, но вполне объяснимый тем, что Войско Донское имело постоянные дипломатические и торговые отношения с Персией и Турцией, с прочими своими не совсем миролюбивыми соседями. Неоднократно возглавляя различные посольства, Разин был сам себе толмачом, помимо русского владел татарским, калмыцким, персидским, турецким, украинским, возможно, польским и литовским языками. На Украине Разин, должно быть, побывал в 1665 году в составе казачьего отряда, вместе с русскими войсками сражавшегося за независимость Украины от Польско-Литовского государства. На этой войне за самовольство воеводой Юрием Долгоруким был повешен старший брат Степана Разина - Иван. Персидские и турецкие девушки, захваченные казаками в разбойных походах, были не редкость на Дону, так что владение и этими языками не является загадкой. Дипломаты, военные и политики нынешние, эй! Способны ли вы сказать хотя бы "здравствуйте" на восьми языках?

Удивительно, что человек, явивший собой олицетворение кровавого бунта, 300 лет предаваемый анафеме (церковь аки блудница - кого скажут, того и проклянет), дважды ходил на богомолье, пересекал всю Русь - от Азовского до Белого моря - почти две тысячи километров, - осенью 1652 года, будучи юношей лет 23, после неоднократного участия в походах к турецким берегам, и снова осенью - уже 1661 года, после того, как представлял Войско Донское в переговорах с калмыками. Переговоры он провел успешно и, переждав лето, Разин, достигший возраста Христа и Ильи Муромца, отправляется на другой конец света - в Соловецкий монастырь. Разин к этому времени имел многое - положение, авторитет, имя, благополучие; стоит упомянуть, что он был крестным сыном атамана Войска Донского - Корнилы Яковлева, то есть крестником главы огромной и мощной республики.

Спустя два года после богомолья, с ведома Войскового Старшины, Разин во главе казачьего отряда совершает военный поход на крымцев. В бою под Молочными Водами отряд Разина одерживает победу, о чем было отписано государю Алексею Михайловичу.

А весной 1667 года Разин уже самовольно возглавляет отряд казаков для похода на Азов, принадлежащий тогда Турции. Малочисленность отряда заставила Разина не предпринимать штурм. Сложись события иначе, Азов был бы взят не Петром I в 1695, а Разиным в 1667.

Историки советские, датирующие начало Крестьянской Войны 1667 годом, не совсем правы. До Крестьянской Войны было еще далеко. Во-первых, поначалу все происходящее касалось в основном казачества: Разин бросает вызов богатой, зажравшейся части донцев, продавшихся Москве, забывших заветы казачьей вольницы. Его отряд поднимается по Дону и, как сообщается в исторических документах, "многие казачьи городки разоряют, проезжих торговых людей и казаков грабят и до смерти побивают", "многих хозяев и работников бьют и вешают безпрестанно".

Далее разинцы встали между рек Тишины и Иловли (притоки Волги с поэтическими названиями), ограбили караван, спускавшийся по Волге к Астрахани, освободили ссыльных, которых был целый струг, изрубили начальных людей, целовальников, отдельных из них перед этим заживо изжарив, с патриаршего струга трех "повесили на шоглу за ноги, а иных за голову". (По какому принципу, интересно, выбирали способ повешения?)

Нет смысла сейчас говорить о жестокости казаков, само время было жестоким, иностранцы писали, что людей в Московии убивают чаще, чем собак, - на улицах, в ссорах и драках; государством были узаконены пытки, для чего в каждом городе имелись профессиональные палачи, казни и наказания проводились прилюдно, да и что говорить о тех несчастных, изуродованных казаками, если женщин в те времена за измену закапывали заживо в землю. Нам ли с нашей моралью судить те времена...

Далее Разин отправился вниз по Волге, у Царицына остановился. Воевода города велел стрелять по воровским стругам, но ни одна пушка не выстрелила - порох вышел запалом. Следом за этим к ошалевшему воеводе, бормочущему что-то о нечистой силе, явился есаул Разина и потребовал наковальню, меха и кузнечную снасть. Что и было немедленно предоставлено. Возле Черного Яра Разин порезвился снова и высек встретившегося на пути воеводу этого города, ссадив его без штанов на берег после экзекуции.Это тоже не было Крестьянской Войной, все происходящее было чистой воды разбоем, только от прежних разбойников действия Разина отличались неким бесшабашным размахом и совершенно немыслимой наглостью.

Морем разинцы подошли к Яицкому городку. Оставив струги и переодевшись, сорок человек во главе с самим атаманом постучали в ворота городка, попросив пустить их в церковь помолиться. Ворота были открыты, и "богомольцы" перерезали охрану. Разинцы вошли в городок.

Стоявший в Яицком городке стрелецкий гарнизон оказать сопротивления не успел либо не посмел. Однако Яцын - стрелецкий голова и его товарищи задумали что-то против Разина. Прознавший об этом атаман наказал их. Собрали гарнизон на площади, и один из стрельцов (звали его Чикмаз) стал рубить головы вчерашним своим товарищам. Картина, думается, была несравненная: отрубив за два часа 170 голов, Чикмаз, должно быть, сильно измазался, кровь покрыла все его тело и лицо коркой - лето было, жара; агонизирующие трупы кидали в яму. Некоторые из приговоренных стрельцов падали в обморок от ужаса, и подтаскивали их к плахе, впавших в беспамятство. Степан сидел здесь же, наблюдал и, видимо, утомившись, объявил оставшимся в живых стрельцам, что, мол, прощаю, можете остаться со мной, а можете идти. Стрельцы подумали денек и сдуру пошли куда-то. Казаки во главе с атаманом нагнали их за городом и порубили.

Задушевный парень Чикмаз заслужил доверие атамана и остался с ним надолго.

Казаки обосновались в Яицком городке; нужно было чем-то питаться, и осенью Разин разгромил татар в устье Волги, не желавших делиться добром. Чуть позже разбил отряд государевых ратных людей, посланных астраханским воеводой для поимки смутьянов. "Нечего ловить - мы и не прячемся." Разин задумал поход на Персию - за богатой добычей, и относить этот период к Крестьянской Войне попросту глупо - что это за Крестьянская Война за пределами России, да к тому же без крестьян - отряд Разина почти целиком состоял из казаков. Разин почти мирно зимовал в Яицком городке, и мысли расправиться с боярами им еще не владели. Правда, трижды в городок приезжали послы с увещеванием прекратить разбой. Первый раз их отпустили, во второй раз одного из послов убил сам Разин, в третий раз послов повесили. Надоели, наверное.

В 1667 году, если верить "Каталогу землетрясений Российской Империи", в городе Шемахе были землетрясения большой силы. В последние годы появились исторические работы, где этому факту придано основополагающее значение, и весь Каспийский поход Разина, удивительный по своему размаху и по удали казачьей, сведен к постыдному мародерству. Если брать во внимание вышеприведенный факт о землетрясении, то пресловутое мародерство вообще бред. Потому что казаки появились в тех местах спустя год - в 1668, когда последствия землетрясения были сведены на нет, и потому что далеко от побережья разинцы не уходили, опасаясь быть отрезанными от стругов, а Шемаха находится в сто километрах от берега. Тенденция к уничижению русского национального героя приводит к подтасовке фактов и откровенной нелепости. Впрочем, я даже могу помочь новым толкователям истории мятежа - помимо "Каталога" существует письмо иностранца Т.Брейна, проживавшего в те годы в Персии, в котором тоже упоминается о землетрясениях, - это письмо историки упустили, а то б плясали от восторга, - но и оно не влияет на суть дела - Персия была и оставалась мощнейшим и сказочно богатым государством, и существует масса доказательств того, что города в Персии процветали, а не лежали в развалинах, богатейшие рынки работали, велась активная торговля с соседними странами, и шах Аббас II оплачивал работу наемного войска. Да и сам Т.Брейн, писавший о землетрясениях, из Персии уезжать не собирался - значит, не так уж страшно было.

Итак, Разин вышел из Яицкого городка в Каспийское море. Побережье от Дербента до Баку подверглось разорению. Что удивительно - к казацкому войску примыкали иноземцы, в основном персы. Общался с ними Разин на их родном языке.

Достигнув Решата, Разин предложил службу шаху, о чем, кстати, в советском историковедении не принято распространяться. Ни вождем Крестьянской Войны, ни новым Ермаком - завоевателем земель для Московии Разин быть тогда не желал. Он попросил земель у шаха, обещая служить верой и правдой; Агамир Осёнов, приезжий перс, упоминал о личном свидании Разина с шахом. Шах тянул время - такие беспокойные и наглые соседи были ему явно не нужны, но и уничтожить их казалось невозможным. В то время, пока разинские есаулы вели в Исфагани переговоры с шахом, Разин поставил условие правителю Решата выплачивать казакам 150 рублей на день и помимо этого ежедневно кормить их. То есть Разин практически обложил один из персидских городов данью. И это с двумя тысячами человек! А если б было десять тысяч? Сосчитать их казаки, конечно, не позволили, посему жрали и получали денег каждый за троих. Кроме того, развлекались в городе, кто как мог. В конце концов жители Решата, уставшие от казачьего пьянства и беспредела, застали их, обнаглевших и пьяных, врасплох и убили около четырехсот человек.

Оступись здесь история, и было бы наемное казачье войско у шаха. Не оступилась, к счастью.

Месть не заставила себя ждать. Оставив злополучный Решт и прибыв к Фарабату, Разин попросил впустить казаков в город для торговли. Правитель Фарабата поверил увещеваниям казаков в добрых намерениях. Пять дней они торговали, благо до этого награбили на побережье немало - меняли персидское добро на персидское, на шестой день Разин подал знак - тронул шапку, и начался праздник: вырезали весь город. Жестокость предела не знала. Несметные богатства перенесли на струги, струги же обили бархатом и повесили шелковые паруса. После Фарабата разинцы взяли Астрабат и, разграбив его, обнаглевшие вконец, встали на полуострове Миян-Кале между Фарабатом и Астрабатом - в шаховом лесном заповеднике, где шаховы потешные дворы. Два персидских города были в худшем состоянии, чем после землетрясения, думается, а Разин не собирался уплывать - укрепил казачье поселение и установил торговлю - на трех взятых в плен бусурман меняли одного православного. Шах спешно готовился к войне.

Весной отряд Разина перекинулся на восточный берег Каспийского моря - в Трухменскую землю. (Здесь, кстати, вообще землетрясений не было.) Все туркменские кочевья, что встретились на побережье, были разграблены, туркменское воинство рассеяно. Оттуда Разин вернулся на западное побережье вновь, видно, обида за резню в Реште спать не давала атаману. Казаки встали на Свином острове возле Баку, разграбили несколько сел возле этого города, но успокоиться на содеянном не сумели. В июне 1669 года к Свиному острову подошел флот шаха во главе с первым полководцем Персии Менеды-ханом. Персы, имевшие прекрасное вооружение и четырехкратное численное превосходство, ехали к Свиному острову, как на праздник. С музыкой. Хан даже взял с собой юного сына (а по легенде и дочь), дабы дети могли насладиться победой персидского воинства.

Поначалу все получилось, как и было задумано Менеды-ханом: казаки при виде приближающегося противника ударились в постыдное бегство. Персы возликовали. Преследование сопровождалось громом барабанов и труб. Казаки, как оказалось, даже управлять стругами не умели - еле двигались, беспомощно тыркаясь друг в друга. Персы соединили свои суда цепями, чтоб ни один казачий струг не скрылся, и стали окружать разинцев. Тут и начался праздник: неожиданно казаки научились управлять, и причем необыкновенно четко и слаженно, своими стругами и развернулись в сторону персов. С центрального - разинского струга раздался пушечный выстрел. Буса Менеды-хана, отмеченная им самим поднятым флагом, загорелась - ядро угодило в пороховой запас, самому хану пришлось спешно перейти на другое судно. Но его загоревшаяся буса стала тонуть и потянула за собой все остальные персидские суда, связанные цепями.

Маневрировать персы не могли и посему послужили прекрасной мишенью. После короткого и точного обстрела казаки начали непосредственное истребление впавшего в жуткое замешательство персидского воинства. Все войско в краткий срок было уничтожено. Хан, потеряв в суматохе боя своего сына Шебалду, ушел на трех сандалях. Казаки потеряли убитыми всего несколько десятков человек. Весть о страшном поражении войска Аббаса II пришла во все окрестные восточные страны, в европейские державы.

Дошла весть и до Москвы. И хоть слал государь Алексей Михайлович извинения Аббасу II за действия разбойников, гордость за своих неразумных подданных Московия чувствовала явно. Государем были отпущены вины казакам. "Прощаю, мол, только не дурите больше. Награбили и сидите смирно." Смирно не вышло. Остановиться было невозможно.

Разин вернулся на Дон. Со всей Руси к нему потянулись все те же угнетенные и обездоленные, но и: воры, убийцы, насильники. Всю зиму 1669 года Разин слал гонцов к гетману Правобережной Украины Петру Дорошенко и атаману Войска Запорожского Ивану Серко - искал товарищей для задуманного. Чуть позже посылал гонцов Степан к опальному патриарху Никону. Поддержи все они его - о, разошлась бы по швам Русь, пала б Москва...

В мае 1670 года начался Великий Поход. Крестьянская Война. Разин вышел на Волгу. Окружив Царицын и оставив возле него часть войска, Разин занялся привычным делом, в котором издавна не ведал поражения - разгромил кочевья ногайских татар. Вернувшись после тяжелого боя к стенам Царицына, Разин узнал, что жители города открыли ворота своему освободителю - батюшке Степану Тимофеевичу. Воевода с немногими людьми заперся в башне, откуда его вошедшие в город разинцы во главе с атаманом выкурили и на следующий день, по просьбе жителей Царицына, утопили.

Отряд стрельцов с головой Иваном Лопатиным, плывший на помощь Царицыну, был разбит со свойственными Разину удалью, блеском и жестокостью: в семи верстах от города из-за косы навстречу стрелецким стругам неожиданно выплыли струги Разина. Стрельцы было рванулись к берегу, но там их ждала сидевшая в засаде конница. Ошалевшие, они кинулись к Царицыну, полагая, что город еще не взят. Немыслимо велик был их ужас, когда со стен города, в котором они чаяли спрятаться, по ним ударили пушки. Разинцы во всей той бойне потеряли убитыми и ранеными несколько человек. От стрелецкого отряда остались те, кто вовремя успели сдаться.

Когда я смотрел "Храброе сердце" с Мелом Гибсоном, мне становилось жалко, что не сняли у нас такой фильм о Разине. И прелесть была бы в том, что о Разине и выдумывать ничего не надо - вся его жизнь, все его победы воинские и поступка да выходки человеческие восхитительно интересны...

Другой отряд стрельцов под руководством князя Львова, отправленный астраханским воеводой, в котором поработали разинские "прелестники", столь же умело окруженный войсками Разина, как и предыдущий отряд, сдался Разину без боя.

Жители Черного Яра сами впустили атамана, Камышин был взят обманом. Разин спускался вниз по Волге, чтобы не оставлять в тылу Астрахань.

Астраханская крепость была одной из лучших в Европе. Иностранные мастера говорили, что устоит она против любой армии. Каменный кремль: десять башен, за ними Белый город с каменными стенами до десяти сажен в высоту, за ним земляной вал с деревянной стеной на нем. У вала - глубокий ров. На трех крепостных стенах стояло пятьсот пушек!

18 июня Разин подошел к городу. 22 июня город был взят.

С воеводой Астрахани - Прозоровским - Разин самолично поднялся на высокую крепостную башню с плоским верхом - раскат. Они говорили о чем-то. Разговор свелся к тому, что Разин тихонько подтолкнул Прозоровского, стоявшего у края раската. Спустившись вниз, Разин приказал повесить двух его сыновей за ноги.

Всего в Астрахани по решению горожан и казачьего круга было казнено 66 человек. Думаете много?

Тут как-то по TV была передача, где бородатый историк проникновенным голосом рассказывал о немыслимой жестокости разинцев и в пример приводил следующую историю: когда разинская голытьба вошла в Астрахань, воевода, дьяки, многие стрельцы заперлись в церкви. После бесплодных уговоров впустить их разинцы начали стрелять в резные ворота - во внутрь церкви, и случайным выстрелом убили полуторагодовалого ребенка на руках у матери. Нерадивой матери, стоит отметить. Нечего было в церковь лезть, младенцев казаки не ели и нет ни одного случая, когда Разин приказал бы казнить женщин или детей. Изнутри церкви, кстати, стреляли тоже, и метиться разинцам было некогда.

Мало того, я смею утверждать, что зверство Разина, его непримиримая жестокость в обращении с боярами, князьями да дьяками - выдумка и блеф. Представителей "белой кости" Разин миловал так же часто, как и казнил. Уничтожались лишь явные враги: грабили в 1667 году караван на Волге - патриаршего сына боярского Лазунку Жидовина не тронули и даже приняли в отряд вместе с 160 ярыжками; взяли Яицкий городок - воевода цел и невредим; в 1670 году встал Разин войной на Боярскую Русь - все семя вроде должны истребить боярское, ан нет - в казнях не усердствовали; взяли Царицын - и детей боярских и племянника воеводы, захваченных в плен, - пощадили, причем, как сообщается в историческом документе, "в начальных людях в Царицыне - по его Степанову приказу - сын боярский Ивашка Кузьмин... да соборный поп Андрей"; разбили стрелецкий отряд Лопатина - над самим Лопатиным, взятым в плен живым, Разин "велел наругаться всячески, и кололи, и посадили в воду", однако полуголову по просьбе стрельцов, сдавшихся в плен, пощадили. А ведь он участвовал в бою против разинцев. В милости к побежденным - величие воина, не так ли? Следуем далее: в Черном Яре воеводу пощадили; в отряде князя Львова, сдавшемся Разину под Черным Яром, было 80 офицеров и дворян, котрые пытались сбежать, и вот как описывал это участник событий - голландский офицер Фабрициус, бывший тогда при князе Львове: "... и тут быть резне, да Стенька Разин сейчас же отдал приказ не убивать больше ни одного офицера, ибо среди них, верно, есть все же и хорошие люди, таких следует пощадить. Напротив, тот, кто плохо обращался со своими солдатами, понесет заслуженную кару по приговору атамана и созванного им круга." На круге Разин бьет челом перед казаками, чтоб пощадили князя Львова. По решению круга, князь и большинство офицеров были пощажены. В Астрахани Разин запретил трогать церковные богатства и приказал беречь митрополита Иосифа и других духовных пастырей. Перед этим, правда, одному из попов, по приказу Разина, отрубили руку и ногу, а другого посадили в воду. (Набивали в мешок камней и, усадив в мешок человека, кидали в реку.) Но эти попы вели себя неподобающе - принялись обличать Разина, будто занимается он богомерзкими делами. Надо было показать попам безынтересность таких проповедей, дабы они народ не смущали. Жителей Астрахани Разин "приводил к кресту" - то есть присягали ему астраханцы, чтобы "за великого государя стоять" и Разину "служить". И чтоб ни у кого не возникло сомнений в верности Степана Разина государю и церкви, Разин посадил на свои струги псевдоцаревича Алексея Алексеевича и псевдопатриарха Никона, имена их вписывались в предестные грамоты... Из Астрахани Разин во главе своего с каждым днем увеличивающегося войска стал подниматься вверх по Волге, были взяты Самара и Саратов, где, как и во многих других, взятых разинцами, городах казнены были единицы, по приговору горожан. Не было никаких массовых кровопусканий, убивались те, кого нельзя не убить.

Беспредел и пьянство казачье тоже вопрос спорный. Без сомнения, трудно было урезонить несколько тысяч человек, среди которых немало каторжников, но: после взятия очередного города и следовавшего за этим событием праздника, со следующего дня Разин запрещал пьянство. За кражу попавшийся казак убивался на месте. По свидетельству иностранцев, бывших во время восстания в Астрахани, блуд являлся самым тяжким преступлением в среде разинцев, за насилие строго наказывали. В той же Астрахани Разин запретил призносить на улицах матерные слова, какое уж тут пьянство. Даже ненавистник Разина Костомаров, отмечая, что воинство его "составлялось из беглых воров", говорит, что малейшее ослушание наказывалось смертью, то есть в войске Разина царила дисциплина, сравнимая разве что с дисциплиной татаро-монгольского воинства.

В начале сентября Разин подошел к Симбирску. Царское ополчение под началом князя Юрия Боротянского, шедшее на помощь городу, было опрокинуто. Был взят Симбирский острог, разинцы осадили малый симбирский город, где со многими людьми насмерть засел воевода. В течение сентября Разиным было проведено несколько жестоких штурмов, сам атаман неоднократно ходил вместе с казаками на стены Симбирска, появляясь в самых опасных местах.

В краткие сроки Разину был подчинен весь Симбирский уезд.

Во власти Разина находилась вся низовая Волга - крупнейшие города: Астрахань, Черный Яр, Царицын, Саратов, Самара, Симбирск должен быть взят со дня на день; полдороги до Москвы было пройдено, остались Казань, Нижний Новгород, где Разин намеревался зазимовать, Муром да Рязань.

Во все стороны Руси шли прелестные грамоты и разинские посланники. Под Казань и под Свияжск отправил грамоты Разин, написанные на русском и татарском языках. Дважды появлялись разинские посланники в Москве, ходили средь народа, увещевая простолюдинов воздать заступнику Степану Тимофеевичу честь - встретить хлебом-солью.

Смута расползлась по всей Руси. Объявились прелестные грамоты даже в Карельской и Ижорской землях, возле свейской границы. Дошли разинские рассыльщики в малороссийские земли, на Полтаву.

Еще из Царицына начал рассылать Разин своих атаманов, чтоб шли своими путями по Руси - к Москве.

К середине осени 1670 года, когда под началом Разина было свыше 60 тысяч человек, мятеж принял неслыханные размеры.

Окраинными городами двигались одни атаманы: родной брат Степана Разина - Фрол шел на Коротояк; названный брат Сепана - Леско Черкашенин поднимался по Северному Донцу, были взяты Царев-Борисов, Маяцк, Змиев, Чугуев. Другой разинский атаман Фрол Минаев поднимался по Дону при содействии принявшего сторону восставших полковника Дзиньковского, взял Острогожск и вышел на Воронеж.

Другими атаманами, посланными из-под Саратова и Симбирска, в краткие сроки были захвачены Алатырь, Курмыш, Ядрин, Саранск, Керенск, Пенза и многие другие города. Восставшие подошли к Нижнему Новгороду, осадили Тамбов. Появились повстанцы под Тулой и Суздалем, Коломной и Ярославлем. К северо-востоку от Москвы была взята Унжа, восставшие двигались на Кострому.

Владения Разина к октябрю 1670 года превышали размеры любой европейской державы. Под именем Разина были огромные территории: вся Волга, все Заволжье, около 20 городов в Междуречье, часть Слободской Украины, десятки километров к северу от Казани и Нижнего Новгорода, за спиной восстания лежал безопасный Урал...

Это уже не было бунтом. Это было Нашествие. Об ужасах в Московии писали европейские газеты: "посланный против мятежников московский генерал Долгорукий требует стотысячную армию, а иначе не решается показаться на глаза врагу."

Москву трясло. Спешно создавалось всероссийское дворянское ополчение. Церковь предала Степана Разина анафеме.

...И произошло то, о чем молила дрогнувшая Москва: в начале октября войско Разина, стоящее под Симбирском, было рассеяно. Мужичье оказалось негодным к войне и дрогнуло при первом жестком натиске. Основная сила и надежда Разина - казачий костяк, профессиональные воины, шедшие за Разиным еще с Персии, - была уничтожена. Сам Разин, под которым в бою убило лошадь, раненый выстрелом пищали в ногу и с рассеченной саблей головой, с немногими людьми спешно возвратился на Дон: пока цвел бунт на Руси, срочно собрать новое казачье ополчение - с двумя тысячами Персию трясли, неужель не найдется несколько тысяч, желающих боярскую Русь за бороду потаскать!

Не нашлось. Это была агония: полгода метался Разин по Дону, казаки не шли за ним. Наступил 1671 год. Разин ждал весны, чтоб с несколькими сотнями людей вновь подняться по Волге, где еще стояли под его, Разина, именем Астрахань и Царицын, где в междуречье Оки и Волги разинские атаманы в муках удерживали завоеванные земли, где еще бушевал Народ.

И пощады Народу от воевод не было. Великой кровью метились города, вырванные у восстания. НИКОГДА, предаваемый анафеме за богопротивные деяния и жестокость, Разин не устраивал такого ужаса, что сотворили благословляемые церковью царские воеводы. Иностранец, очевидец подавления восстания Степана Разина, писал: "Страшно было смотреть на Арзамас, его предместья казались совершенным адом, повсюду стояли виселицы... валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью, здесь торчали колья, на которых мучились преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописуемые страдания." Только в Арзамасе по приказу воеводы Юрия Долгорукого было казнено 11 тысяч человек! И вспомните, что в каждом захваченном Разиным городе казнился лишь воевода и несколько его прихвостней - единицы! Вспомните о стрелецких полках и об офицерах, командующих ими, которых Разин миловал из раза в раз.

Зато в Астрахани Разиным было казнено аж 66 человек, - скажете вы. А знаете, что произошло в Астрахани, когда ее отбили у восставших? Бывший тогда в городе голландец Людвиг Фабрициус вспоминает о том, что новый воевода Одоевский "велел взять под арест всех астраханских жителей... свирепствовал до ужаса: многих повелел воевода заживо четвертовать, кого заживо сжечь, кому вырезать из глотки язык, кого заживо зарыть в землю. И так поступали как с виновными, так и с невиновными. Под конец, когда народу осталось мало, он приказал срыть весь город."

Где тот бородатый историк, что ныл о жестокости Разина? Хоть бы читать книги научился, коль совести нет.

Где те церковники, что 300 лет предавали русского национального героя Степана Разина и его атаманов анафеме, - вы воевод-то забыли, что ль? И доныне с теми воеводами один сытый стол делите, да анафему шлете, куда ни попадя... И это наши духовные пастыри... м...звоны.

Разина пленили 13 апреля 1671 года - в построенном Разиным городке Кагальнике, пленили сами казаки во главе с крестным отцом Степана - Корнилой Яковлевым.

4 июня 1671 года Разина Степана и его брата Фрола привезли в Москву. После жутких двухдневных пыток, пренесенных Разиным с нечеловечьей стойкостью, его четвертовали на Красной Площади. Когда Разину отрубили уже руку и ногу, брат его Фрол смалодушничал и закричал, чтобы избежать казни, что откроет государю тайну... Разин, два дня пытаемый, с отрубленной рукой и ногой, крикнул брату:

- Молчи, собака!

Бунт Разина, что буйными цветами да горящими головнями разлетелся по Руси, еще долго топтали воеводы.

Последний оплот бежавших разинцев - Соловецкий монастырь - пал лишь в 1676 году. Тот самый монастырь, куда молодой Разин ходил на богомолье...


third way

ШУМ

Алексей Цветков

"Где, где, где, пропала где?" - спрашивает популярная в этом сезоне группа Мумий Троль - "Там, там, там, там", - отвечает она сама себе. Большинство текстов этого весьма симптоматичного коллектива балансируют на краю языка, находятся на грани существования, за которой начинается просто шум, однако Мумий Троль (имя, кстати, в такой форме опять же мало что значащее) не пошли по пути имитации слов так далеко, как "Ногу Свело", "Дадуда" или "Агата Кристи".

Вообще, псевдовербальности, т.е. стремление заменить семантику фонетикой, выдать шум за полноценное слово, а всякое древнее слово, наоборот - представить как шум - одна из основных черт развлекательной индустрии современного "постклассического" капитализма.

Буржуазные люди хотят "слушать", но не хотят "слышать". Почувствуйте разницу. Слушать - это процесс, не предполагающий результата. Слышать - содержит в себе результат изначально. Под буржуазными людьми надо понимать не только тех, кто ездит в "мерседесе", учится в интерколледже или сидит в ларьке, но и тех остальных, кто применяет к себе стандарты и правила буржуазного западного поведения, транслируемые через TV, уличную рекламу, жирные журналы и ночные дискотеки. Отвратительность и противоестественность капитализма как раз и заключается в том, что существовать эта система может только тогда, когда подавляющее большинство населения самых разных слоев - пролетариев, клерков, крестьян, интеллигентов - принимают на себя нормы буржуазного поведения. Такая "прививка", нейтрализация вашей классовой и национальной природы происходит чаще всего в тинейджеровском, "до-классовом" возрасте, в местах наибольшей "солидарности отдыхающих", т.е. на грандиозных шоу, вроде тех, до которых так охоч наш "влиятельнейший бизнесмен и политик" Юрий Лужков.

Если для действий буржуа их манеры объяснимы и понятны, продиктованы их ментальностью, то для остальных, подражающих, - это маски, чужеродный им грим, позволяющий достигать недолгого и неглубокого психологического комфорта хотя бы в минуты "отдыха"-оттяга, угара, концерта, стриптиза, презентации, шоу. Таким образом в современном обществе богатые присваивают себе не только прибавочную стоимость, процент от результата чужого и незнакомого им труда, но и способ общения, характер отношений, устный и письменный язык. Легче всего продиктовать свою волю обществу при помощи мифа об общечеловеческих ценностях и всеобщей космополитической культуры.

Буружуа - единственные, кто естественен в этом мире, остальные вынуждены "косить под них", играть, либо вы становитесь буржуа, либо вы становитесь обезьяной. Стараться выглядеть кем-то другим, очень уставать от этого, идти за помощью в кабак, к психоаналитику или на исповедь в церковь и начинать снова. Третий путь - это путь революции.

Главным сырьем и главным фоном жизни в обществе спектакля является шум - туман, подстава, темнилово. Он необходим как облегчающий, компенсирующий процесс, отчасти снимающий напряжение. Шум - как бы мысли и как бы образы, выраженные как бы словами. Понаблюдайте за знакомыми, много ли они в течение дня говорят слов, которых нельзя не сказать, которые повлекут за собой прямое действие, от которых зависит их завтра. Сравните полученное количество со словесным онанизмом, который ничего не принес, кроме самоудовлетворения. В перспективе человек в идеальном капиталистическом обществе вообще перестанет говорить, чтобы все время "шуметь" или слушать с удовольствием посторонний шум, несущий свое легкое терапевтическое воздействие всем.

Конечно, эти "все" это не все, а только те, кто принял правила выматывающей душу практики капитализма, однако эти "все", нуждающиеся в шуме, никого кроме себя не хотят замечать, и это неплохо им удается. В конце концов, их, действительно, миллиарды, более половины населения планеты.

Шум когда-то мог быть чисто декоративным узором, помните так понравившееся брежневскому народу "Уно-моменто" из фильма про графа Калиостро. Стремительно обуржуазивавшийся поздний совок жаждал шума, правда, ему мешали последние, довольно убогие элементы социализма - худ.советы, идеологические отделы, литовка текстов в рок-клубах и цензура в журналах, однако пустыня ширилась везде, ее было не остановить - партия превратила в шум собственную идеологию. Это была партия бывших большевиков.

Представьте себе подобное "уно-моменто" во время расцвета русского социализма, при Сталине - это попросту невозможно и привело бы автора к скорому расстрелу, "обэриутов" тогда не жаловали.

Шум мог работать сам против себя, обострять бдительность человека, окруженного удушающей пошлостью. Такой "продуктивный шум" в великолепном исполнении мы можем наблюдать в культовом фильме Дебижева-Курехина "Два капитана-2" или в "Новеллах" Берроуза, составленных из произвольных кусков чужого текста, где-то рядом тут и провокатор Бренер, вышедший в Израиле к стене плача с плакатом, состоящим из цифр и иероглифов. Но не стоит обманываться, такой элитарный радикальный шум - исключение, совсем не то, что обволакивает нас и служит кровью так называемой "массовой культуры". Элитарный шум, как яд в гомеопатических дозах - направлен на саморазоблачение и доступен меньшинству.

Сегодня шум производят все сферы - программы большинства партий и тем более агитация большинства кандидатов на выборах - это даже не ложь, это типичный шум, который ничего не значит и значить не может, его функция - убаюкать или, наоборот, завести избирателя и только. Шум - суть пропаганды большинства сект, эстрадной поэзии, комментирования новостей и т.д. Шум может облекаться в предельно интеллектуальные формы, не теряя при этом ничего.

В одном из "альтернативных" изданий не очень продвинутый переводчик в делёзовском предисловии к "Анти-Эдипу" допустил досадное недоразумение, дословно превел как "позиция Юкста" один расхожий структуралистский термин. Это примерно такая же дичь, как "позиция Супера", "позиция Ноу" или "позиция Макси". Простим переводчика, Делёз - автор сложный, но история имела удивительное продолжение. "Позиция Юкста" загуляла по страницам высокоинтеллектуальных альманахов, по проспектам современных художников, статьям кураторов, комментариям культурологов. Так простая французская приставка стала фамилией всем известного, но никогда не существовавшего авторитета. "Господин Юкст" - его величество Шум. Судьба этого перевода Делёза может служить точной иллюстрацией к его же книге "Капитализм и Шизофрения".

Что же противостоит шуму? На первый взгляд - слово. Действительно содержащее опасную серьезную мысль или образ, неожиданно позволяющий вам почувствовать себя одновременно и в этом, и в другом, горнем мире. Так считают адепты традиционной культуры, честные, но, как обычно, немного банальные, близорукие, малорослые защитники "образцов" и "ценностей". Им неизвестно главное - шуму противоположно молчание. Слово, которому они поклоняются, лежит ровно посередине между демонической массой шума и святой невесомостью молчания.

Это молчание не есть форма медитации или отказа, это "исихиа" - противоположный профанному предел бытия, к которому стремились отшельники Афона, рыцари орденов, дававшие обет неговорения ради метафизической Дамы, дервиши, не размыкавшие уст годами, поклявшиеся говорить в сердце своем только с Создателем. Молчание народовольцев на допросах, окончившееся для них петлей, молчание пленных партизан, которым оккупанты выжигали сталью на груди серп и молот. Молчание - золото посвященных, печать воли, знак качества.

От "честных интеллигентов" консервативные революционеры отличаются тем, что стремятся в борьбе с шумом не к языку, культуре, слову, смыслу. Они хотят гораздо больше и идут гораздо дальше - к молчанию, к обожествлению, к абсолюту, к власти.


Железнодорожный бесплатный проезд

Харон

Еще один специфически-непрофессиональный вид спорта для одиночек сорви-голов. Задача - добраться из одной точки на карте до другой по ж/д магистрали, затратив при этом минимум средств, а лучше обойдясь без траты денег вообще. Нонсенс данной ситуации в том, что отдельные личности, предпочитающие этот способ передвижения, вовсе не испытывают финансовых затруднений, а скорее, просто устают от серости будней.

Для желающих попрактиковать себя в новой, щекочущей нервы обстановке дам несколько рекомендаций. Они все достаточно общи, поскольку действовать всегда приходится соразмерно обстановке, но в этом-то и вся прелесть.

Итак: половина дела - попасть в состав без билета. Лучше и легче всего сделать это на проходящих поездах. Ижевск здесь расположен достаточно неудобно, поэтому более оптимальный вариант - Агрыз. Обязательное требование - жесткий минимум вещей. Сложно представить себе человека, нагруженного баулами, без подозрений проходящего мимо бдительных проводников. Самый легкий способ, который, однако, весьма непродуктивен - войти под видом провожающего. Фотографическая память проводников обязательно вычислит вас, когда придет пора перед отправлением освобождаться от нежелательных элементов. Поэтому рекомендую иное решение. Сумку лучше всего передать внутрь вагона с обилеченным другом или, за отсутствием такового, с кем-нибудь из обычных пассажиров под любым благовидным предлогом. Если на улице климатические условия далеки от жаркого лета, то рекомендуется передать и верхнюю одежду. Потом уже дело техники -появиться в последнюю минуту перед последними вагонами без верхней одежды и с бутербродами или прессой, приобретенными в здании вокзала. Налицо явный опаздывающий пассажир, и двери любого вагона с радостью распахнутся перед вами. Теперь очень пригодится ж/д ключ, каковой имеется у проводников и какой вам за бутылку выточит любой слесарь. Этот золотой ключик открывает абсолютно все двери в составе, даже самые потайные. Если они имеется, то вещи рекомендовано запереть в курящем тамбуре в отсеки в стенах, напоминающие дверцы в крематории. Для каких целей они предназначены по инструкции - полная загадка. Кроме пустых бутылок там никогда ничего не растет. Если ключа нет, то вещи можно просто закинуть на третью полку, на глазах у других пассажиров вашу сумку никто шмонать не станет. Теперь надо на 15-20 минут затусоваться в тамбуре, пока проводник собирает билеты у честных пассажиров. Когда накал страстей спадает, можно выходить в люди - в вагон. Занимать свободное место и созерцать красоты природы за окном. Добрую службу может сыграть ваша коммуникабельность. Если вы с ходу вольетесь в какую-нибудь дружно-веселую компанию, то не вызовете ни у кого никаких подозрений, да еще и время проведете с огоньком и закуской. Главное, не перестараться в веселье, а то можно запросто оказаться всем вместе в отделении милиции на ближайшей ж/д станции (прецедент имел место быть). Если все-таки ваша внешность вызывает нездоровый интерес у проводников, пытающихся воззвать к вашей совести и билетам, то пускайте в ход самые невероятные байки, чем искрометнее, тем лучше. Например, что у вас друг в другом городе, и он должен сесть в этот же самый поезд и проехать всего лишь до близлежащей станции, а друг самый лучший, служили вместе, с тех по не виделись, вот и договорились встретиться в вашем вагоне, а сами вы едете с экскурсией в вагоне №... (максимально отдаленный от данного), и ваш билет, конечно, у гида, но если у данного работника железной гусеницы есть хоть капля сомнений в искренности и добропорядочности ваших намерений, то можно пройти в ваш вагон для предъявления билета, через весь состав, только не гоните, дяденька/тетенька, дайте старого друга повидать. А лучше давайте я у вас пока чаю попью.

Расчет верен. Лень человеческая неискоренима. Пилить через весь состав всем лень, а продать чай, чистоганом оседающий в карманах проводников, всем охота. И выполучаете несколько часов передышки. в эти часы как никогда наслаждаешься обычной вагонной жизнью и недоумеваешь, как люди могут жаловаться, что в поезде очень скучно. Если проводники вашего вагона пьют, то спокойная жизнь до конечной станции вам обеспечена, если же со временем к вам предъявляют обоснованные требования типа "Вас здесь не сидело", то живые и добрые рекомендации перебираться в более гостеприимное место. Как правило, это всего лишь соседний вагон. Менталитет проводников ограничен, как у вымерших травоядных. Их касается только то, что творится в собственном вагоне. Пусть даже весь остальной состав неумытые чечены громят. Убогая психика играет нам на пользу.

Не рекомендуется осваивать купейные вагоны. Народ нынче бедный пошел, пассажиры там наперечет. Их всех знают в лицо. Снаружи такой вагон отличить очень легко: на нем 2 горизонтальных линии против 5 на плацкартных.

Если даже дела идут швах, мигрируя из головы в хвост состава можно проехать с полдня, а потом на дружественном полустанке дождаться нового поезда в нужном направлении.

Еще один добрый совет - если есть возможность - путешествуйте вдвоем с девушкой. Романтике не чужды ни чьи сердца, и вид воркующей в тамбуре или даже в собственном вагоне парочки льет бальзам на зачерствевшие сердца обслуживающего персонала.

Сложности начинаются, когда вас изобличают, как явного безбилетника, и начинают травить, как обложенного зверя, заручившись поддержкой отряда охраны поезда - молодчиков вертухаев, осоловевших от бездельного пьянства. Славная получается погоня. Уверенные костоправы со стервозной проводницей дышат безнаказанностью прямо в затылок. Ну куда ты на фиг денешься с подводной лодки? Но, оказывается, деться-то можно. Багажный отсек под плацкартным сиденьем легко вмещает в себя даже очень большого человека в эмбриональной позе. Воздуха хватает, и продержаться с полчаса сложности не составляет.

Хороши в качестве временного убежища и туалеты, только лучше всего оставить дверь полуоткрытой. Людской разум предсказуем - раз дверь в WC не заперта - значит нет никого.

Но вот наступает время сна, и по тамбурам и вагонам-ресторанам уже не отсидишься. Предельно оптимальный вариант - это оплатить постельное белье. Согласитесь, кому придет в голову, что кто-то пришел в ваш вагон без билета, купил белье и спокойно спит. Сложно, конечно, спросонья объяснять пассажиру, вошедшему на ночной станции, что ты здесь делаешь, поэтому рекомендую занимать наименее перспективные места - боковушки у туалета.

Убрать почти все трудности, но и почти весь азарт, можно, купив на 2-3 активных зайцев 1 билет. Тогда на ночь это место пустует, а все расходятся спать по разным вагонам. Если рьяный проводник пытается за ушко вывести вас на чистую воду, вы с чистыми глазами ведете его, демонстрируя пустующее место и по дороге, просыпаясь, обдумываете причину вашего отсутствия на законном лежбище (душно, холодно, сосед храпит, алкоголики достали).

Вот так можно обыкновенное заурядное путешествие превратить в сафари. Если чувствуете в себе силы - попробуйте.

Последний совет - обязательно имейте с собой паспорт и никакого компромата: оружия, наркотиков. Даже за безобидный перочинный складень можно огрести кучу неприятностей от придорожных ментов, а за забытую в сумке колоду карт вам с легкостью пришьют вагонный аферизм.

Вас это пугает? Тогда в путь.


Говорит Андрей Баржин, 43 года, житель окраины Москвы, техник водопроводной станции.

Записал Павел Власов

"Самое дикое сейчас это не зарплата, ее последние месяцы платят, после того как мы забастовкой пригрозили, мол, на День города пол-Москвы без воды оставим, хотя мало, конечно, до сих пор долги отдаю. Самое дикое - история с нашим переселением из "хрущоб". Наш район - самый в городе экологически чистый, лес с ежами и зайцами, река с раками, водохранилище - зона отдыха Кунцевского района. Началось с дач, выкупили себе под дачи самые зеленые места - Кобзон, Ярмольник, еще кто-то. Гулять, как раньше, в выходной стало особо негде. Местные злились, но молчали, на охраняемые дворцы в лесу искоса посматривали. Теперь вообще начался беспредел полный, всех нас из "хрущоб" выселяют и отправляют за тридевять земель - в Жулебино, "передовую новостройку" между Люберцами и Выхино, самый, кстати, экологически грязный. Обещают поселок выселить за год-полтора, а на месте наших "хрущоб" коттеджи трехэтажные построят для новых русских. Поначалу я не верил, думал - слухи, но потом соседний поселок - Екатериновку, рядом с Крылатским, выселили на другой конец города, в микрорайон, где даже магазины пока не открыты, бабки старые - те за год там перемерли, остальные до сих пор в шоке.

То же теперь с нами, как с крепостными. Лично я тут всю жизнь прожил, коренной москвич, хоть с окраины, дед мой эту водопроводную станцию своими руками строил. Хотели мужики жаловаться Лужкову, почему, мол, нас незаконно за тридевять земель переселяют, когда по вашему закону должны тут же, рядом, новостройки ставить? Ничем хорошим наши жалобы не кончились, приехали на крутой "тачанке" два кента, по виду - бандиты, с ними баба размалеванная, наглая, встретились с жильцами, сунули нам под нос бумагу - там подпись мэра везде, мол, все верно, товарищи, шуруйте в Жулебино, пока предлагают, не то на все четыре стороны пойдете. До сих пор все наши шумят, а толку нету. Интересовались, будут ли вообще у нас высотные дома строить. Выяснили - строить будут, но не для нас, тупорылых. В эти комфортабельные высотки въезжать будут сразу - по семье на этаж, в стенках между квартирами двери пробьют и будут жить, как в Санта-Барабаре. Кто? Богатые, конечно, и уж конечно, не местные. Единственные, кто останутся тут жить - азербайджанцы, они уже два года как в старые, немцами военнопленными построенные, дома заселяются. Эти дома не один век простоят.

Как так получилось? Думаю, через взятки, дать пришлось всем - и директору нашей станции водопроводной, ведь часть земель "станционная", и в мэрии, и в префектуре.

Что делать? Да никто ничего не будет делать, брехать только и все. Я бы все из дома продал, землянку в лесу вырыл и каждую ночь по коттеджу ихнему жег бы, но нас таких - ты да я, а остальные - скот, куда погонят, мычит, но землю топчет. Иногда жить не хочется. Однако надеюсь вернуться когда-нибудь на свою "малую родину", на танке надеюсь въехать с красным флагом и всю их роскошную жизнь гусеницами перемолоть. Тогда посчитаемся. И с мэрией. И с "пришельцами".